Добавь приложение вконтакте Я поэт 24 часа

Зарабатывай на материалах по школьной литературе


Все может быть очень просто


<
Дата: 2011-01-10 01:37 Просмотров 918
Рейтинг произведения 0,00
Одобряю Не одобряю

Ночь. Ира, положив руки на стол и оперевшись на них подбородком, гипнотизировала пачку сигарет.
«Я не хочу курить. Не хочу. Сигареты – это смерть. Смерть – это плохо. А еще плохо ночные кошмары. А чем заниматься, если не спишь? Курить! Пиндос, логика!..»
Девушка взяла пачку в руки. Открыла ее. Закрыла.
Спать хотелось жутко, но идти ложиться совсем не хотелось. Просто уже который день Иру мучили ночные кошмары.
«Как там сказала Алиса? «Это тебе какая-то страшная тайна, которую ты от меня скрываешь, спать не дает» В шутку, конечно, но как попала… Сучка. Любимая…
Ненавижу! И что она вечно ко всем липнет? Неужели не видит, как меня это бесит? Я же очень плохая актриса. Или ей нравится меня выводить из себя?!»
Взяла зажигалку и пошла на балкон.
«А иногда так хочется обнять ее крепко-крепко и не отпускать. Так и стоять, ничего не говоря, пока ноги будут держать, пока от усталости не упадем. Но и тогда не отпускать. Или уткнуться ей носом в ямочку между ключицами. И дышать ею...»
Открыла балконную дверь. Зябко поежившись, вышла на улицу. Ира еще раз с сомнением посмотрела на пачку и достала из нее сигарету.
«Что-то случилось со мной. Как понять мне себя? Что-то нашло на меня. (с)
Да… Что-то нашло на меня… А теперь всякая ересь в голову лезет. Когда же я научусь не трепать себе нервы всякой фигней?! Ведь все может быть очень просто. Я ее – да, а она меня – нет».
Ира прислонилась спиной к стене.

Это было что-то легкое, неуловимое. Как какой-нибудь тонкий аромат, который, если о нем не задумываться, есть, а начнешь принюхиваться – пропадает.
Это было ни с чем несравнимое счастье, когда с ней, и гнетущее чувство одиночества, когда без нее.
Это была любовь, и Ира сразу же, сделав над собой безумное усилие, призналась себе в этом. Не то чтобы стало сильно легче, но хоть самой себе врать не приходилось.

***
Ира шла по какому-то огромному торговому центру. Вокруг были люди, они все куда-то спешили. Причем Ира почему-то шла против людского течения. Люди задевали ее локтями, плечами, сумками, но она упорно продолжала идти.
А потом вдруг люди пропали, и Ира увидела Алису. Она стояла рядом с перилами, опасно через них перегибаясь, будто пыталась что-то высмотреть внизу. Или кого-то. И, видимо, ее попытки увенчались успехом, потому что она улыбнулась и радостно помахала кому-то рукой. Ира захотела подойти или хотя бы окрикнуть ее, но ноги были будто ватные, абсолютно ее не слушались, а голос куда-то пропал.
К Алисе подошел какой-то парень, видимо именно тот, которого она высматривала. Он резко притянул ее к себе и поцеловал.
- Нет! – с губ Иры сорвался беззвучный крик.
Стало так больно… Как если бы вывернули целую кастрюлю крутого кипятка. И не на хоть как-то защищенное тело, а на душу.
А они все продолжали целоваться.
Хотелось подбежать, схватить ее и оттащить от него, но движения все так же были безумно замедленными. Будто в киселе барахтаешься.
Наконец Алиса оторвалась от парня. Рассмеялась и вскочила на поручень, размахивая руками.
- Алиса! – голос все-таки вернулся.
Она повернулась на крик, увидев Иру, весело засмеялась и помахала ей рукой:
- Смотри, как я могу!
- Не надо! Слезай оттуда!
- Не бойся за меня.
Легко сказать. От каждого шага Алисы, от каждого взмаха руками у Иры внутри все замирало.
Вдруг Алиса как-то неудачно ступила, замахала руками, пытаясь удержать равновесие, цепляясь за воздух, и медленно начала падать вниз.
Ира рванулась вперед, чтобы помочь, но скорости не прибавилось. Когда Ирина добежала до перил, Алиса уже лежала внизу. Изо рта вытекала струйка крови.
Захлебнувшись криком, девушка побежала вниз и…

Проснулась. Темнота давила, перед глазами плыли белые круги, воздух никак не хотел попадать в легкие. На душе камнем лежал страх. Ира с сожалением посмотрела на телефон. 4.30. Звонить Алисе было бы верхом сумасшествия, но так хотелось…
Ира попыталась успокоиться, но все равно снова закрывать глаза было страшно. Пришлось тащиться на кухню и варить кофе.
Когда-то очень давно Ира наткнулась в интернете на картинки, иллюстрировавшие влияние различных наркотиков на паука. От них всех был один и тот же эффект – он не мог плести паутину. Она получалась рваной с огромными зияющими дырами. А на последней фотографии была паутина, сплетенная после кофе. Для паука после него изменилась сама реальность. Он плел аккуратную паутину, без дыр. Но только радиальные паутинки, без кольцевых.
Ира посмеялась и забыла.
А тут, наливая себе неизвестно какую по счету чашку, вспомнила. И почувствовала себя этим пауком.
«Да… Все дело в кофе. Я просто слишком много его пью. Вот и изменилось ощущение реальности» - невесело улыбнулась – «Вот и влюбилась в лучшую подругу. Ну не дура?..
Да… Легко все свалить на кофе, чтобы перестать мучить себя вопросом «Кто виноват?». Только вот смысла не имеет, потому что он не главный. Из той пары вечных, подходящих под любую ситуацию вопросов важнее и сложнее «Что делать?». Может поэтому никто и не хочет искать на него ответ?..»

***
Сны забавная вещь. Одна знакомая Иры однажды сказала, что в нашей реальности все так, как есть благодаря тому, что в это верят 8 млрд. человек, то есть закон притяжения, голубое небо, невозможность человека летать, болезни и все остальное – это продукт массовой слепой веры. А вот во сне реальность создается и удерживается только одним сознанием. Поэтому и реальность там… странная.
Вот и сейчас опять какая-то хрень снилась.
Такое чувство, что кто-то выкрутил яркость на максимум, все цвета кислотные, смотреть больно. Кислотно-желтое солнце на кислотно-голубом небе светило в глаза. Под ногами была кислотно-зеленая трава, по ней даже идти было страшно. Но Ира шла, ей зачем-то нужно было идти, просто невозможно остановиться.
Она оглянулась вокруг. Глаза резало этой кислотностью, но закрыть их было нельзя, будто в этом мире не было предусмотрено данное действие.
Эта трава оказалась маленьким островком природы среди камня и стекла. Совсем рядом проходило шоссе. По нему носились машины на безумных скоростях. Вдоль шоссе – пешеходная дорога, по которой прогуливались люди.
Ира с беспокойством всматривалась в лица прохожих. Она была очень увлечена этим занятием, поэтому, когда на ее плечо легла чья-то рука, она вздрогнула, испугавшись, и резко развернулась.
- Алиса! Ты меня напугала, - облегчено улыбнулась.
- Не бойся, милая, - и поцеловала ее.
В душе наконец-то не было страха. Было приятное чувство невесомости и счастья. И немного удивления. А мимо них шли люди и проезжали машины, и им не было до них никакого дела.
Алиса отстранилась и ласково заглянула Ире в глаза.
- Идем, - потянула девушку к шоссе.
- Это же самоубийство…
- Нет! Ты мне не доверяешь?
- Доверяю! – поспешно выкрикнула Ира.
- Тогда идем.
- Нет…
Алиса посмотрела на Иру, сделала шаг назад.
- Как хочешь, - пожала плечами, – У всех есть право на выбор… - и вышла на проезжую часть.

- Нет! – закричала Ирка, уже проснувшись.
С трудом села, ее била крупная дрожь, а по щекам текли слезы.
Она не могла понять, почему не пошла за Алисой. Ведь она ей полностью доверяет и так боится ее потерять. Но страх, помешавший ей это сделать, был намного больше. Это был безотчетный, животный страх на уровне инстинктов.
Заглянув в комод, Ира трясущимися руками достала пачку сигарет и пошла на балкон.
Затянулась. Как ни пыталась бросить курить, но учеба, ночные кошмары и следующие за ними бдения не давали этого сделать.

***
Я хочу скурить тебя. Как сигарету. Ты ведь на самом деле офигительно крепкий табак. От одной затяжки так крышу может снести, что никакой траве и не снилось.
Скурить бы тебя до конца. Ни с кем не делясь. По крупице, растягивая удовольствие...
Но нельзя. Ты не моя. От этого горько и на душе как-то тяжело.
Я затягиваюсь горьким сигаретным дымом. У сигарет вкус одиночества. Ты, наверняка, этого никогда не замечала...
Грудную клетку будто обручем сдавливает. Дышать трудно, когда на тебя смотрю. А не смотреть не могу. Ведь ты так красиво смеешься. В такие моменты я так жалею, что не умею рисовать...
Хотя нет таких красок и таких кистей, чтобы отобразить твою красоту. На мертвой картинке это будет мертвая красота, а ты не такая...
Ты не только смеешься красиво, но и молчишь, читаешь, говоришь, смотришь, спишь... Даже плачешь!
Ты у меня такая красивая...
Нет. Не у меня. Скорее у мира.
И от этого еще более горько.

***
Еривот:
Привет!

Иришк@:
Привет, Миш) Где-то сдох медведь?

Еривот:
Что? О_о

Иришк@:
Ничего) Просто удивляюсь, что ты мне написал)

Еривот:
Ааа… Как дела?

Иришк@
Отлично, а у тебя?

Еривот:
Тоже гут. В зоопарк ездил)
У жирафа длинная шея)

Иришк@:
Удивительно… Ты ее мерил?)

Еривот:
А надо? Вообще прикольная идея)
А еще у него фиолетовый язык)

Иришк@:
Я смотрю, у тебя ОЧЕНЬ близкое знакомство с жирафом…

Еривот:
У нас с ним чисто плутонические отношения)
Жираф самое прикольное животное!

Иришк@:
Ценная информация)

Еривот:
Слу, вы ведь с Алисой лучшие подруги?

Иришк@:
Вроде как да)

Еривот:
У нее есть парень?

Иришк@:
А с чего это мы такие любопытные?)

Еривот:
Просто интересно.

Иришк@:
Нету. Обрадовала?)

Еривот:
Озадачила)
Просто Алиса – моя лучшая подруга. Как хороший друг я обязан найти ей парня.

Иришк@:
Может уже и претенденты есть?

Еривот:
Есть. Один.

Иришк@:
Самый лучший?)

Еривот:
А как иначе?)

Иришк@:
Я его знаю?

Еривот:
Не думаю.

Иришк@:
А как его зовут?

Еривот:
Миша
Он мой тезка. Это имя имеет хорошую карму. Уж я-то знаю)

Иришк@:
Ммм… Ну да…. А ей-то этот Миша понравится?

Еривот:
Надеюсь.

Иришк@:
А я его одобрю?

Еривот:
А должна?

Иришк@:
Да, я же ее лучшая подруга.

Еривот:
И что? Зачем к ней в постель-то лезть?
Про постель, это я образно.

Иришк@:
Вот чтобы про постель оставалось образным.

Еривот:
То есть ты не хочешь, чтобы у нее была личная жизнь?

Иришк@:
Мы говорили о твоих отношениях с ней, а не о моих.

Еривот:
А с чего это я должен говорить с тобой об этом?!

Иришк@:
А с чего это ты меня спросил о том, есть ли у нее парень?

Еривот:
А что ты еще мне предлагаешь делать?

Иришк@:
Ну а что Я могу тебе посоветовать? Отвали от нее. Вы уже пробовали встречаться. И не один раз. И НИЧЕГО из этого не вышло.

Еривот:
А вдруг в этот раз выйдет?

Иришк@:
Вы же как только встречаться начинаете, сразу же пытаетесь сжить друг друга со свету.

Еривот:
Может быть ты и права…

***
- Знаешь, я не понимала девушек, которые все готовы простить своим парням. Это ведь насколько нужно потерять гордость?
- Ну мало ли… Любовь, - Ира неопределенно махнула рукой.
- Хм… - Алиса скептически посмотрела на подругу. – Но знаешь, я последнее время много думала…
- Судя по интонации, зря, - перебила Ира.
- Ну в общем наверное да, - Алиса усмехнулась. – Знаешь, у меня тоже есть такой человек.
- Что? – Ире показалось, что ее сердце пропустило несколько ударов.
- Да, есть такой человек, которому если взбредет что-то в голову, и он признается мне в любви… Этого, конечно, не будет, но если вдруг, я ему все прощу.
- Ты его так любишь? – голос трусливо попытался куда-то сбежать.
- Не то чтобы… Просто его невозможно не простить.
- И кто это? – спросила Ира, уже догадываясь, каким будет ответ.
- Секрет, - таинственно улыбнулась.
- Не скажешь? Мне? Что это значит вообще? – жалкая попытка скрыть боль за возмущением.
- Нет, не скажу.
- Ну все. Да ты… Ты… «Да ты просто бе-бе-бе»! Вот уйду от тебя, будешь знать.
- Ладно-ладно, успокойся. Это Миша.
- Миша?
- Ну кто ж еще?.. – Алиса как-то виновато развела руками.
Ну да, кто ж еще. Ира очередной раз убедилась в том, что первая любовь никогда не проходит до конца. До этого у нее уже была построена эта теория, но она основывалась только на собственном опыте, а теперь ее подтвердила и Алиса. Сколько бы Ира сейчас отдала, чтобы эта тупая теория не подтверждалась!
- Все, хватит трепаться. Идем спать.
- Так рано? Ты же обычно позже ложишься, - удивилась Алиса.
«А иногда и вообще не ложусь…» - добавила про себя Ира, а вслух сказала:
- Я просто устала.
«Да, устала слушать, как ты любишь Мишу…»

***
Над головой нависало серое угрюмое небо. Дул холодный, чужой ветер.
Ира шла по темно-зеленой траве к детской площадке, потому что знала, что там ее ждет Алиса.
Она сидела на качелях и была так погружена в свои мысли, что не заметила приближения Иры.
- Алиса… - тихо позвала.
Она вздрогнула, огляделась с непонимающим видом, наткнувшись взглядом на Иру, удивленно изогнула бровь:
- Что ты тут делаешь? – интонации были такие холодные, что у Иры все внутри сжалось.
- Я пришла к тебе.
- Слишком поздно, - Алиса вообще была какой-то чужой, как и этот ветер, который все продолжал дуть, как и это серое небо, как и эти деревья, растущие около площадки, как и все это место в целом.
- Поздно? Поздно для чего? Алис, не пугай меня. Что случилось?
- Ничего. Просто ты опоздала.
Ира попыталась подойти к ней ближе, но Алиса оттолкнула ее.
Девушка с ужасом посмотрела на свои руки – они все были в крови. Перевела взгляд на Алису, и ею овладела паника – из уголка губ текла струйка крови.
- Слишком поздно… - прошелестело где-то в листве.
Отчаяние. Безумное отчаяние. И страх.

«Когда же я уже научусь просыпаться, когда я этого захочу, а не когда сон доходит до своей кульминации?»
Прислушалась к спокойному дыханию Алисы, мирно спящей рядом. Это немного успокоило ее, и поэтому, когда она, выйдя на балкон, доставала сигарету из пачки, руки почти не тряслись.
Докурив, уже по привычке пошла на кухню варить кофе, лишь на секунду зависнув около Алисы.
«Да, ты и спишь красиво…»

***
Алиса проснулась будто от какого-то толчка. Немного полежала, пытаясь понять, что именно послужило причиной ее пробуждения. Пришла к выводу, что никакой причины нет. Уже хотела вновь закрыть глаза, но тут заметила, что Иры нет.
Поиски привели ее на кухню, где она и обнаружила подругу.
Ира сидела на полу, прислонившись спиной к стене, и плакала. Вокруг валялись осколки, а по ее руке текла кровь.
- Ира! Что случилось? – Алиса бросилась к ней.
Она не ответила. Вообще никак не отреагировала. Сквозь всхлипы девушка расслышала:
- Кровь… На руках… Кровь… Как в этом проклятом сне…
Алиса помнила, что Ира что-то говорила про ночные кошмары, но на расспросы отвечать она всегда отказывалась, поэтому девушка понятия не имела, что ей снится.
Алиса быстро собрала осколки, кухонным полотенцем аккуратно стерла с Ириной руки кровь.
- Ну вот, ничего страшного. Всего несколько неглубоких порезов, - она говорила это, желая успокоить подругу, и потому что ей самой было очень страшно, потому что в таком состоянии она видела Иру в первый раз, – А теперь идем, - она осторожно потянула ее за руку. Ира на удивление послушно встала и пошла за Алисой.
Привела ее в комнату, посадила на кровать, села рядом и обняла:
- Ну что такое? Почему ты плачешь? Что-то случилось? Ну все же хорошо, милая…
Иру будто током ударило. Она вся передернулась, оттолкнула Алису, вскочила:
- Милая?! – закричала, но потом осеклась, вспомнив, что дома еще мама и сестра, и продолжила тихо, компенсируя громкость злостью – Пиндос! Да как ты можешь это говорить? Ты что издеваешься? Или настолько слепая, что вообще ничего не видишь?
- Что я не вижу? – с опаской спросила Алиса.
- Видимо ничего. Миша тебя любит. Поздравляю. Желаю счастья.
- Что за бред? И что ты так злишься?
- Это не бред, а правда. А злюсь я, потому что дура. Ты дура.
- Я дура? – Алиса тоже вскочила. – Да ты на себя посмотри, истеричка!
- А я и не отрицаю, что я поступаю по-идиотски! Была бы умной, не сказала бы тебе про Мишу.
- Да он-то тут причем? Дело же не в нем.
- А в ком?!
- В нас.
- В том-то и дело, что нет никаких «нас»! – выкрикнула и поняла, это было уже лишнее.
Повисла нехорошая тишина.
- Что?
- Ничего.
- Нет, что ты сказала? Повтори!
- Ничего, - Ира повернулась в сторону выхода, желая убежать от разговора.
- Я сказала, повтори! – Алиса резко дернула ее за плечо, чтобы остановить.
Ира зашипела от боли: рывок был такой силы, что ее развернуло. Алиса вцепилась в ее руку, что бы не дать ей уйти.
- Отпусти.
- Не отпущу, пока не ответишь.
Ира попыталась руку вырвать. Не получилось. Попытка пойти на хитрость – сделать подножку – тоже провалилась. Алиса упала, больно приложившись лопатками об пол, но руку не отпустила. Борьба продолжалась уже в горизонтальной плоскости.
В какой-то момент Ире это надоело, и когда она вновь оказалась сверху, резко дунула Алисе в лицо, из-за чего та на секунду перестала бороться, задыхаясь от возмущения. А Ира воспользовалась паузой:
- Нет «нас». Есть ты, есть я. А «нас» нет…
Вся злость на себя, на нее, на ситуацию в целом, все отчаяние и эта иррациональная любовь – все то, что столько времени копилось в душе, наконец получило выход. Ира каждый день, каждый час по кирпичику строила стену, чтобы замуровать это в себе, но теперь этот поток эмоций и чувств снес все преграды, и остановить его было просто невозможно.
- Я тебя люблю… - совсем тихо.
- И я тебя.
- Да нет же! – перебила Ира. – Неужели не понимаешь? Я тебя совсем люблю. Совсем-совсем. Дальше некуда.
Алиса резко дернулась, скинула с себя подругу и встала. Ира осталась сидеть на полу.
Алиса посмотрела Ире в глаза и испугалась за нее, увидев там только боль и отчаяние.
- Не смотри на меня так, - Алиса вновь опустилась около нее на колени.
- А как… - голос дрогнул. – А как мне на тебя еще смотреть?
Девушка вновь посмотрела Ирине в глаза. А потом замахнулась и дала ей пощечину.
- Истеричка! Напугала меня до полусмерти, - и резко кинулась ее обнять – Никогда. Слышишь? Никогда меня так больше не пугай.
Алиса отстранилась, взяла Ирино лицо в руки и поцеловала ее.

Да, все может быть очень просто. И даже взаимная любовь иногда встречается в этом сумасшедшем мире.


ПРОЧИТАЛ? - ОСТАВЬ КОММЕНТАРИИ! - (0)
Отправить жалобу администрации
10 Рейтинговых стихов
ТОП Рейтинговых стихов
Комментарии: (0)


Rambler's Top100