Добавь приложение вконтакте Я поэт 24 часа

Зарабатывай на материалах по школьной литературе


Выбор
Незнакомец решил поиграть с жизнями людей и запер их в комнате. Правило очень просты, нужно просто сделать выбор. Пощадить или наказать. Но что будет, если не идти по правилам и сделать свой выбор, который изменит игру раз и навсегда.

<
Дата: 2018-02-03 07:50 Просмотров 207
Рейтинг произведения 0,00
Одобряю Не одобряю

- Ну что ж. Думаю, что вы пытаетесь задаться вопросом, который засел в вашей голове и не даёт покоя. Вопросом, который не может вывести ваш разум за грань состояния, в котором вы сейчас находитесь. Вы думаете, что какого мать его хрена здесь происходит? И я уверен, сколько бы вопросов в вашей голове не проскальзывало... Ответа нет! И может быть, вы его не узнаете, никогда. Но я могу вам помочь выйти из этой пелены тумана. Из этого не понятного миража, страха. Как бы я это не назвал, определений может быть слишком много. Да и зачем нам в данной ситуации пытаться открыть Америку? Мы ведь здесь собрались по совсем другому поводу. Что вы на это скажите, а? Думаю, я вас заинтересовал. Слушайте меня внимательно, ведь от этого зависит ваша жизнь. - Голос звучал тихо, но его нельзя было отнести к шёпоту.
Центр комнаты был освещён только одной лампочкой, висящей на потолке. Остальная часть комнаты была скрыта в темноте. Только если приглядеться, то может быть, что-то и можно было разглядеть, что скрывалось в уголках мрака этой комнаты. А так лишь тени играющие в блике света. Лёгкий сквозняк подталкивал лампочку, от чего тени превращались в причудливые формы. Картина эта больше напоминала некий театр теней, где кукловод, дёргая за ниточки, запускает свой танец искажённых персонажей.
Стук в дальнем углу нарушал тишину, которое словно гробовое молчание нависло над четырьмя стенами замкнутого пространства. Люди, находившиеся здесь, были единственными живыми существами. Сложность заключалось в том, что двое из них были прикованные к стульям. Руки стягивали жёсткие ремни на подлокотниках, а ноги сжимали специальные зажимы в ножках стула. Мешки на их головах не давали им увидеть, что происходило вокруг и того кто с ними заговорил.
Левая кисть у одного из заложников была прикована хитрым механизмом, напоминающим подобие железной перчатки. Там где находились пальцы, в этой перчатке, было приспособление, очень уж похожее на гильотину. Каждому пальцу было уготована участь смертника, которого привели на плаху. А палачом выступал незнакомец, решивший затеять с ними игру.
Принцип этого механизма был прост. От каждого пальца, а точнее приспособления, тянулись провода к пульту, находившегося напротив незнакомца. Каждая кнопка отвечала за свою гильотину. При нажатии, механизм срабатывал и мгновенно отрубал палец.
Второй заложник был абсолютным зеркальным отражением первого. За исключением их внешнего вида. Если первый был одет в клетчатую рубашку сине-чёрного цвета и в тёмные брюки. А на ногах красовались бежевые мокасины, заляпанные в грязи. То второй был одет в более спортивную форму. Белого цвета мастерка с эмблемой «Nike», из-под которой виднелась чёрного цвета борцовка и такие же белые штаны, все с той же эмблемой «Nike». Как мастерка, так и спортивные штаны были обляпаны красными пятнами, похожими на кровь. На ногах были кеды чёрного цвета с белыми по бокам полосками. Как и у первого на голове второго был мешок.
Незнакомец был одет в чёрную спортивную куртку с натянутым на голову капюшоном. Синие джинсы и солдатские черные берцы. Лицо закрывало маска, сшитая из белой ткани, с нарисованными на ней очертаниями глаз и рта. На руках были кожаные перчатки. Сидел он на стуле между двумя заложниками. Облокотившись на спинку стула, и закинув ногу на ногу. Возле него находились пульты. Справа и с лева. С правого бока от него находился маленький кофейный столик, на котором лежала связка ключей. Стуча пальцем левой руки по подлокотнику, он пристально смотрел на них. И хоть этого было не заметно из-за маски, на лице у него была улыбка.
- Паршивые денёчки настали, не правда ли? - голос незнакомца был все ещё тихим, но нотки смеха были отчётливо слышны. - Я хочу рассказать вам, то, что с вами происходит это абсолютно ваша вина. Вы сами создали себе этот ужас и теперь вам надо заплатить по заслугам. Вы обманывали и предавали, вы отбросы собственной жизни. Вам нет прощения, и оптимальный вариант для вас – это умереть. Подохнуть, как трусливым псам.
После этих слов заложники начали дергаться, пытаясь вырваться. Ремни этого им не могли позволить. Они хотели бы кричать, но кляп во рту не давал выпустить крик отчаяния. Лишь слабые стоны доносились до ушей незнакомца. Громкий смех нарушил тишину в комнате. Продолжая смеяться, он начал хлопать. Аплодируя им. Аплодируя их ним попыткам вырваться. Он смеялся и хлопал. Эта ситуация забавляла его. Он видел в них загнанных мышей, которые попали в мышеловку. Смех стих так же неожиданно, как и начался. Незнакомец поднялся со стула и пошёл по комнате в тёмный угол. В этом углу стоял стол, на котором лежал лишь один предмет.
- Браво, друзья мои! Я хочу поиграть с вами в игру. Исход, который абсолютно зависит от вас. От вашего желания выжить, - незнакомец усмехнулся, - Почему то это мне напоминает сцену из фильма «Пилы». Моральный выбор и подобная чушь, которая приведёт все равно к одному и тому же финалу. Главный герой проиграет и останется один на один со своей совестью. Или умрет. Да и к черту все это дерьмо. Лирика, да и только.
Взяв предмет в руки, незнакомец пошёл к своему стулу. Положив на столик этот предмет, он сел и начал вновь стучать пальцами по подлокотнику.
- Я дам вам шанс выжить или умереть. От вашего желания будет зависеть многое. Хотя... - незнакомец оборвал разговор на полу слове и начал смотреть в правый угол комнаты, откуда доносился непонятный шорох. Некоторое время спустя он продолжил. - Хотя вы и сами уже догадались, что в эту задницу вы попали благодаря своему энтузиазму. - И вновь громкий смех, и аплодисменты, видимо своему остроумию.
Перестав смеяться, он поднялся со стула и положил свою руку на голову справа сидящего от него заложника. Парень замер словно статуя, видимо в ожидании дальнейшего развития ситуации. Пристально всматриваясь, как будто он видел лицо сквозь мешок, незнакомец пошлёпал его по щеке свободной рукой. Голова вновь завертелась в разные стороны в знак не довольствия. Убрав руку, незнакомец обошёл его и встал за спиной. Резкий шлепок по голове тыльной стороной ладони, откинул голову парня в сторону. Он всем телом начал ёрзать на стуле, при этом издавая стоны, больше похожие на крик. Незнакомец схватил голову двумя руками и наклонился к его уху.
- Ты знаешь, что твоя сучка играет с тобой? Ты знаешь, что пока ты ходишь на работу она трахается со всеми твоими друзьями, твоими знакомыми, да к черту все, она даже трахается с твоей собакой!? Ладно не переживай, про собаку я пошутил. А в остальном я говорю абсолютную правду. Я говорю тебе это по секрету. Я хочу, чтобы ты сделал выбор. Видишь ли, тот, кто сидит напротив тебя принимал участие в этом процессе и не один раз. Я хочу сказать, что он постоянный гость в твоём доме и лучший трахальщик твоей девушки. Заменитель тебя. Так что я задам тебе вопрос, а ты должен будешь решить, что делать дальше с этой мразью. Кивни мне, когда решишь, хорошо?
Незнакомец отпустил голову и подошёл к своему месту. Сев на стул, он начал вновь смотреть на справа сидящего от него человека. Заложник не шевелился. Словно статуя он сидел в оцепенении, недоумевая, что же ждёт его в не далёком будущем. В комнате настала тишина, только шорох, доносившийся из тёмного угла, не давал полностью погрузиться в её пучину.
- Хватит ёрзать! - завопил внезапно незнакомец, повернув голову в угол, откуда доносился шорох. Оба заложника вздрогнули от неожиданности и начали с новым рвением дёргаться на стуле, издавать стоны, и, пытаясь вырваться из рук безумца.
Шорох стих. Достав из правого бокового кармана куртки пачку сигарет, марки Kent, и зажигалку, незнакомец приподнял свою маску. Вытащив из пачки сигарету, пальцами левой руки, он поднёс её к губам и зажал в зубах. Пару раз, чиркнув колёсико для поджига, чтобы этот чёртов огонёк смог заплясать перед ним, незнакомец поднёс зажигалку к сигарете и закурил. Бросив пачку сигарет вместе с зажигалкой на столик, он глубоко затянулся и выпустил дым. На его лице губы скривились в подобие улыбки. Выбросив сигарету, он сорвал мешок на голове у заложника справа и посмотрел в его глаза, которые зажмурились от яркого света. Поправив свою маску, он вновь заговорил:
- Успокойся и глубоко вздохни этот смрад, который исходит от вас. Вонь, которой пропиталась эта комната. Страх, что излучает каждая клетка ваших тел. Посмотри мне в глаза и скажи мне, что ты готов сделать, чтобы покарать этого ублюдка, который не жалел тебя? Он трахал днём и ночью, твою суку и все так же с улыбкой пожимал тебе руку, при каждой встрече. Я сниму с него мешок, и мне кажется, что ты не сможешь поверить своим глазам. Поверить тому, что так далеко зашло, в этой грёбанной истории. Я уверен, что ты сможешь без сожаления наказать его. Я вытащу кляп, и ты сможешь говорить Сергей. Ты сможешь сделать выбор. И тогда, ты сможешь дать мне свой ответ.
Сергей смотрел на незнакомца с непонимающим взглядом: «О чём, черт возьми, он говорит? Что ему надо?» Столько вопросов, на которых не было ответа. Перед ним стоял не высокого роста человек, который смотрел на него пристально, сверля его взглядом. Нарисованные глаза на белой ткани, как глаза какого-то демона, из чертового пекла чистилища. Нарисованный рот, изображённый, словно орущая пасть со стиснутыми зубами, которые больше похожи на клыки животного. Сквозь маску, Сергей как будто видел, как он улыбался. Его дьявольскую улыбку.
Повернув голову к другому человеку сидящему напротив, он обратил внимание, что правая рука у того была скрыта под чем-то не понятным, что-то на подобие перчатки, которая полностью скрывала кисть. Отпустив взгляд к себе на руку, он увидел такую же перчатку. Она была похожа на латную рукавицу средневекового рыцаря, с одним лишь исключением, между первой и второй фалангой пальца, находились стойки, на которых крепились лезвия. И так возле всех пяти пальцев.
Посмотрев в сторону незнакомца, Сергей понял, что тот так и не отводил от него глаз. Ещё несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, после чего незнакомец потянулся и вытащил кляп из его рта.
- Что тебе нужно? - Выпалил разом Сергей, после того как дискомфорт во рту прошёл.
Незнакомец отшвырнул в сторону, какую-то тряпку, по всей видимости, то, что было у Сергея во рту. Поднявшись со стула, он подошёл к человеку находившегося слева от него и встал у того за спиной. Услышав голос Сергея, заложник начал издавать стоны, видимо по какой-то причине, пытаясь привлечь к себе внимание. Незнакомец обхватил голову двумя руками и что-то начал шептать тому на ухо. Сергей смотрел, на все это не отводя глаз. Биение сердца отдавало в мозгу страшным импульсом, который словно пытался вырваться из черепной коробки. Ярость переполняла его. Но и страх выплёскивал свои щупальца, сковывая мысли Сергея, не давая ему отчётливо думать.
- Что тебе нужно? - повторил Сергей. - Несколько минут назад ты гундел так, что тебя было невозможно заткнуть. Что же стало теперь? Язык проглотил?
- Нет, - тихим голосом пролепетал незнакомец. - Даю тебе шанс понять, что ты в полной заднице и по всей возможности жить тебе осталось совсем не много. Но ты не отчаивайся, ведь шанс на спасение у тебя в руках. Ты уже познакомился с этим чудным механизмом, который так дополняет тебя, делая одним целым. Но я думаю, твои пальцы не вписываются в эту картину и должен сказать, что их ты можешь лишиться. Дело в том, что я хочу рассказать тебе одну историю. Она может тебе показаться странной и не вписываться в этот коллаж, но я уверен, что она даст понять тебе всю суть игры.
- Срать я хотел на твои истории! - вспылил Сергей и плюнул в сторону незнакомца. Плевок упал на полпути до цели. - Говори, что тебе нужно от меня и какого хрена ты меня здесь держишь? - голос Сергея дрожал.
- Я тебе уже сказал, что вот это тип, эта тварь, которая трахает твою девку, заслуживает наказание. Твоя задача наказать его или пощадить, но не забывай, что он так же сможет наказать и тебя. И знаешь, что я хочу сказать тебе? Что после того, что я ему скажу, он накажет тебя, будь уверен в этом. Наказание состоит в том, что я нажму вот на эти кнопки, если вы, конечно, позволите мне это сделать, и ваши пальцы будут отделены от ваших рук. Все очень просто. Нажимаю на одну кнопку, и лезвие срабатывает и обрубает палец. Вторая, третья или пятая, каждая кнопка отвечает за свой палец. Нажму разом на все пять или может быть на две кнопки, и как ты уже, наверное, понял, либо пять пальцев, либо два пальца этот механизм обрубит. Вроде бы не чего не упустил, хотя все интересное я оставил на конец.
Незнакомец отпустил голову заложника и пошел в темный угол, откуда вновь доносились странные звуки. Сергей смотрел ему, вслед наблюдая, как фигура исчезает во мраке темноты. Секунда за секундой тишина сдавливала голову Сергея своим мертвым молчанием пока металлический звон, похожий на удар то ли палкой, то ли чем-то еще по железной изгороди, не нарушил тишину. От неожиданности Сергей вздрогнул. Человек, сидящий напротив него, тоже вздрогнул и вновь начал прикладывать усилия, чтобы вырваться. И только сейчас Сергей заметил, что стул под тем человеком не шевелился и не двигался. Стул как будто прирос к полу, создавая тем самым, некую иллюзию обмана. Сергей начал осматривать свой стул и заметил, что он был прикручен к полу. Попытка раскачаться, не дала ни каких плодов к успеху.
- Я думаю, что тебе нужно задуматься над этим? – из темноты раздался голос. Сергей повернул голову в сторону, откуда доносились слова. Фигуры видно не было, ее скрывала тьма.
- Над чем? – с тревогой в голосе спросил Сергей.
- Разве ты еще не понял? – незнакомец рассмеялся.
- Что не понял? Какого хрена тебе нужно? Денег? Или может это корпоративный розыгрыш? Точно, как я раньше не додумался. Меня просто решили развести. Развести как последнего лоха. Ну, давайте же снимем маски и все посмеемся от души. Браво! Я бы похлопал, но боюсь, руки заняты. Так что примите восхищение на словах и идите вы все к черту. Я устал уже здесь…
- Завали свое хлебало утырок! – гневно прервал разговор Сергея незнакомец. – Ты думаешь, что это все шутки и тебя тупо разыграли?
- Тогда скажи внятно, что тебе нужно тварь!? – взревел Сергей. – Хватит ходить вокруг да около. Я уже устал от твоей пустой болтовни.
- Я хочу, чтобы ты сделал выбор. Тебе всего лишь на всего нужно будет произнести «Бинго». Я уже говорил, что твоя подружка тебе изменяла. Когда ты был на работе, она приводила домой твоего соседа по несчастью. Что они там делали, тебе рассказывать думаю не надо. Теперь настал момент истины. Ты готов покарать его за это?
- Я не собираюсь не в чем участвовать, так что тебе придется прогуляться на хер.
Незнакомец вышел из темноты и подошел к Сергею. Встав напротив него, он левой рукой приподнял его голову за подбородок. Сергей не пытался отвести глаз от его маски, тем самым показав свой страх, он пристально смотрел в его нарисованные глаза и начал улыбаться. Незнакомец наотмашь ударил ладонью по лицу Сергея.
- Сука! – выпалил Сергей, сплюнув кровь из разбитой губы, а незнакомец, как ни в чем не бывало сел на свое место.
- Каждая бессмыслица имеет свое начало, но не всегда заканчивается, так как этого хочет ее хозяин. Была зима или уже стояла поздняя осень? Я точно не помню, да и сути от этого не меняется, точно знаю, что шел «Год собаки». Друг попросил своего друга об одном одолжении, так как тот ему задолжал. Естественно он не смог отказать и согласился на не большую работу. Работа была не пыльной, по крайней мере, он так ему сказал. На деле же все оказалось значительно сложнее, и тот парень в буквальном смысле попал. В детали вдаваться не буду, да и не собирался, скажу лишь то, что он повелся на уловку обычной девки и тем самым подставил себя.
- И что? Какое это отношение имеет ко мне?
- Да то, что он сделал свой выбор. Он выбрал свой путь, который привел его к ряду других, печальных для него, событий. Он мог этого всего избежать, если бы не связывался с ней и просто ушел, отдав то, что принес. Он знал, чем все это закончиться но, тем не менее, сделал свой выбор. Теперь твоя очередь сделать выбор.
- Я не собираюсь не чего делать, более того я тебе не верю. То, что ты выдумал здесь - это полная чушь. Мне больше интересует, какого хрена тебе надо?
- Может быть я хочу проверить одну теорию, и тем самым наказать мерзавцев. Или может быть я еще один ненормальный псих, который решил позабавиться. Эти два параметра могут показаться разными, но они несут в себе одну общую цель, по которой вы находитесь здесь. Я не вижу смысла давать еще какие-то подробности данного мероприятия. Моя уверенность в том, что я делаю, не может просто рухнуть как карточный домик. Я долго вынашивал этот план, и скажу тебе по секрету, мне было трудно привести его в движение. Создать идеальный механизм не сложно, сложность наступает потом, когда нужно, чтобы этот механизм функционировал на должном уровне, без сбоев. Тут и начинаются трудности, но я с ними справился. И теперь хочу, чтобы ты сделал этот долбаный выбор!
- Мне кажется, что ты точно псих. Я сделал выбор и говорю тебе, чтобы ты катился к чертям.
- Хорошо, пусть будет так.
Незнакомец потянулся в сторону пульта, который находился, справа от него и нажал на четвертую по счету кнопку. Раздался щелчок. Сергей не понял, что произошло лишь ощущение того, что что-то влажное и теплое затекает под ладонь, и начинает капать на пол, образуя маленькую лужицу. Несколько секунд спустя он понял, что это была его кровь. Что этот щелчок, прозвучал в его перчатке, где находился безымянный палец, и вместо пяти выступающих вверх лезвий, теперь осталось четыре. Он смотрел на перчатку и понимал, что ему отрубили палец. Секундой спустя пришла боль. Слезы выступили на глазах, и он закричал.
- Я тебе палец отрубил! – смеялся незнакомец, хлопая себя по правой ноге. – Теперь ты понял, что здесь шутками даже не пахнет. Надеюсь, это тебе даст полностью оценить всю ситуацию и сделать выводы.
Второй заложник сидел как вкопанный. Видимо вся эта ситуация ввела его в некий транс, и прошлые попытки вырваться, теперь уже не имели значения. Надежда на то, что это все лишь розыгрыш испарилась, не оставив даже доли сомнения. Он понимал, для того чтобы выжить ему придется пойти на все что угодно, даже если на кону стоит чья-то жизнь. Он не знал кто этот псих, который затеял с ними игру, но прекрасно узнал голос и имя того, кому только что, по всей видимости, отрубили палец. Назад дороги нет. Человек напротив теперь знает, что его любимая изменяет ему. И когда всем стало понятно, что все по-настоящему, как бы теперь ему самому не лишится пальца или пальцев.
Сергей рыдал, он не мог остановиться и взять себя в руки. Та решимость, которая была минуту назад, улетучилась, так же как и его палец. Страх тяжелым комом подкатил к горлу и сдавливал изнутри. Ему хотелось только одного оказаться где-то в другом месте, где угодно, но только не здесь.
Шорох в углу перешел в нечто, что можно было назвать скрежетом, похожий на скрежет металла, который издавал не приятный звук. Смех незнакомца быстро смолк, и ему пришлось встать и пойти, чтобы унять этот шум. Взяв связку ключей со столика и положив их к себе в карман, он направился в сторону шума.
В темном углу, откуда доносился скрежет, стояла клетка, которая больше походила на клетку для собак. На двери висел большой навесной замок. Рядом с дверью стояла металлическая бита. Силуэт в клетке пытался из-за всех сил привлечь к себе внимание, и поэтому водил вилкой по железной тарелке, издавая этот неприятный звук. Незнакомец подошел к клетке и взял в правую руку биту, но после секундного раздумья отшвырнул ее в сторону. Достав из кармана ключи, он неспешно поднес их к замку. Просунув ключ в замочную скважину, и повернув его, раздался щелчок. Замок был открыт. Вытащив ключ из замочной скважины, и положив связку обратно в карман, он не спешил вытаскивать замок из проушины, но это колебания продолжалось не долго. Он видел эти глаза в темноте, молящие о пощаде, о том, чтобы это все поскорее закончилось. Он чувствовал себя в этот момент гением, что ему удалось сделать это. Воплотить свой план в реальность и создать нечто превосходящее все его ожидания. Чувство эйфории накатило приятной волной, и он вытащил замок из проушины и отбросил его в сторону. Ему он больше не понадобиться. Силуэт в клетке отпрянул в сторону, зажавшись, как загнанный в угол зверь. Силуэт принадлежал человеку.
Незнакомец открыл дверь в клетке. Глаза уже привыкли к темноте, и тем самым он смог немного ориентироваться в ней. На полу был забит костыль, к которому был прикован карабин. От этого карабина тянулась не слишком толстая цепь, которая тянулась к шее забившегося в угол человека. На шее у него было надето что-то похожее на ошейник, только он был из металла, к которому крепилась цепь. На ошейнике был маленький замок, который не позволял расстегнуть и снять его. Незнакомец потянулся к карабину, чтобы отстегнуть его. Спустя несколько секунд ему это удалось, взяв цепь в руки, потянул ее на себя.
- Пойдем, я тебе представлю публике! - человек стал сопротивляться, но сил уже не было, поэтому незнакомец лишь одним рывком дернув на себя цепь, смог заставить его идти за ним. Как собака человек полз, следуя за своим хозяином.
Выйдя из темноты на свет, чтобы их можно было разглядеть, они остановились. Сергей не сразу увидел их. Слезы из глаз все еще текли, но стонать, он уже перестал. Повернув голову, он увидел, что перед ним стоял уже не только незнакомец, как собака на четвереньках, рядом с ним стояла девушка. Она была абсолютно голая. Ее когда-то пшеничные волосы слиплись от пота, если когда-то у нее и была прическа, то теперь уже было не разобрать какая именно. Волосы были в чем-то испачканы, в чем-то похожем на сажу, но все же местами проглядывались светло-русые желтого оттенка волосы. Почти все тело покрывало грязь, синяки и ссадины. Ногти на руках были обломаны, под ними забилась грязь. Ее взгляд был погасший, а лицо выражало уныние, оно было опухшее от слез и от бессонных ночей. Вглядевшись в это лицо, Сергей узнал, кому оно принадлежит.
- Марина! – завопил он, а слезы брызнули с новой силой. – Пожалуйста, только не это! Чертов ублюдок, что ты делаешь!? Что ты делаешь!? – вопил как безумец Сергей, а незнакомец молчал и улыбался.
Марина давно уже услышала его голос и пыталась хоть как-то привлечь его внимание. Она верила что он, как и в любом романтическом фильме, сможет спасти ее. Вырвать ее из лап этого маньяка. Но ее мозг отчетливо давал понимать, что это не кино и Сергей не сможет ей помочь, по одной простой причине, он сам был заложником и прикован к стулу, который не позволял ему даже нормально пошевелиться.
Сергей рыдал и кричал, его сердце, будто разрывало на части, он не хотел ее видеть в таком состоянии. Даже после того, что она сделала, он все равно не хотел, чтобы она перенесла все это. Для него это было большим ударом. Он смотрел на нее, но ее глаза смотрели в пол, она словно была ручным питомцем у этого отморозка. Ее не когда сильный характер был сломлен, Сергей это понимал, но что-то сделать и как-то ей помочь в этой ситуации, он не мог.
- Бинго, бинго, бинго, – повторял, как заклинание Сергей. Для чего все это делает, он не понимал, но слова сами вырывались из его рта. Его губы дрожали, и каждое последующее слово уже было сложно разобрать.
- Поздно, - прошептал незнакомец, - Слишком поздно. Теперь выбор будешь делать не ты.
Что сказал незнакомец, Сергей не услышал, он уже не смотрел на Марину, просто не мог видеть ее в таком состоянии, его взгляд был прикован к своим ногам, а губы что-то шептали себе под нос.
На четвереньках Марина двигалась за этим психом, который шел в сторону своего стула, в сторону, где находился Сергей, видя ее за собой, как дворнягу. Она не видела, что делал Сергей. Да и не пыталась смотреть на него, ей не хотелось видеть, как он мучается. Новая тяжесть на сердце тянуло словно камень, привязанный к ногам на дно. Марина всегда знала, что он узнает о ней и Алексее, его лучшем друге, рано или поздно, но ни когда не думала, что это произойдет при таких событиях. Поверил ли в то, что сказала эта мразь, ей было неизвестно, да и в данный момент ее мало это заботило. «Господи, умоляю, пусть это все закончится, как можно быстрее», - думала Марина и на ее глазах выступили слезы.
- Выше голову Сергей, я привел к тебе твою любовь, – со смехом в голосе сказал незнакомец, при этом потрепав его по щеке. – Сейчас мы увидим, как наши голубки соединятся вместе в любовном экстазе. Хотя, пока я вам не дам такого счастья.
Незнакомец начал смеяться. Дернув за цепь, он подтащил к себе Марину и схватил ее за волосы. Негромкий вскрик сорвался с ее губ. Услышав его, Сергей повернул голову в ее сторону, глаза были красными от слез, но в них читалась ярость и злость, а страху уже не было места. Глаза незнакомца и Сергея встретились. Отшвырнув Марину в сторону, он вцепился ему в горло правой рукой. Взгляд психопата готового пойти на все, скрывала маска, а его рот скривился в безумной улыбке, которая напоминала хищный оскал зверя, который был готов вцепиться зубами в глотку и разорвать ее. Он смотрел в глаза Сергею и чувствовал, как они вновь наполняются страхом, но ярость не куда не уходила. Отпустив цепь, левая рука присоединилась к правой, и они начали сдавливать шею все больше и больше.
Придушенный хрип сорвался с губ Сергея.
Марина начала кричать, нет, она начала визжать, настолько сильно, насколько ей позволяли ее легкие. Собравшись с силами, она вскочила на ноги и бросилась на того, кто душил ее возлюбленного. Сил было не много, но она колотила его кулаками в беспорядочном порядке. В основном удары приходились по голове и по спине. Незнакомец саданул ее, локтем свободной руки. Удар пришелся в область носа. Яркая вспышка. Девушка пошатнулась, и упала на пол, задев столик, содержимое которого свалилось с него. Несколько секунд перед глазами все плыло, а из носа текла кровь, капая на пол. Приподнявшись на руки, она разглядела, что не далеко от нее лежал револьвер. Пульс участился. «Боже дай мне сил». – Мысленно твердила себе, и, бросившись в сторону револьвера, схватила его. Повернувшись на бок, девушка навела револьвер в сторону незнакомца. Отодвинула курок и нажала на спусковой крючок.
Раздался щелчок.
Звука выстрела не было.
Марина вновь стала нажимать на спусковой крючок, но вместо выстрела раздавались щелчки. Стон разочарование сорвался с ее губ, а револьвер тяжелым грузом выпал из рук. Слезы обиды потекли из глаз, и она разрыдалась.
После услышанного щелчка незнакомец замер, он не сразу сообразил, что произошло, но перестал сдавливать шею. Воздух обжигающим потоком проник в легкие Сергея, после чего он начал закашливаться. Незнакомец повернулся в сторону Марины. Он смотрел на нее, на ее беспомощное состояние. Издевающимся тоном сквозь зубы, он проговорил:
- А патронов, то нет! Я и не думал, что ты способна на такое. Думал, что мы друзья и даже специально привел тебя сюда. И так ты мне говоришь спасибо? Таким образом, выражаешь свою благодарность? Не хорошо девочка моя. Очень не хорошо.
- Да будь ты проклят тварь! – выкрикнула она, пристав на колени. Схватившись за ошейник и попытавшись его сорвать, но все было безрезультатно. – Чтоб ты сдох!
- Мы все подохнем, как псы под забором, не забывай этого. Вопрос только состоит в том, что, сколько времени нам отведено, чтобы жить, на этом белом свете?
- Чтоб ты сдох! – в порыве отчаяния вновь выкрикнула она. Отпустив ошейник, Марина решила подняться на ноги. С большим трудом ей это удалось. Незнакомец стоял, молча, и смотрел за ней, наблюдал за каждым ее движением. Все ее тело дрожало: то ли от холода, то ли от страха. Медленными движениями рук, она начала тянуть к себе цепь, пока та полностью не оказалась в ее руках. Марина смотрела на него и ждала, что он начнет действовать. Что подойдет к ней и ударит, как это делал всегда. Но он просто стоял, молча, и смотрел. «Что же мне делать, Господи?» - мысленно взмолилась она. Краем глаза, она уже давно, разглядела очертание похожее на дверь, но была не уверена в этом. Освещение не позволяло полностью разглядеть стену, было слишком темно. «Это точно должна быть дверь. Ну же, Марина, надо бежать. Действуй!»
Мысленный настрой помог ей совладать со своим телом, и она побежала в сторону, где по ее мнению находилась дверь. Незнакомец так и стоял, не шелохнувшись, лишь только улыбался. Дверь действительно оказалась там, где ее увидела Марина. Добежав до двери, ее дыхание было учащенным, сердце стучало, оно было готово вырваться из грудной клетки, она нащупала дверную ручку, но когда, повернув ее, та не поддалась. «Черт бы тебя подрал, она закрыта!» Марина начала из-за всех сил долбить по двери руками и дергать дверную ручку.
- Помогите! – кричала она. – Хоть кто-нибудь, помогите, ради Бога!
Тяжело дыша, она оставила все эти глупые попытки к спасению. Ее последняя надежда, не принесла ни каких плодов. Все было безуспешно. Тишина ей была ответом на ее мольбу о помощи. Только тишина. Действительно было слишком тихо даже в комнате. Она повернулась на триста шестьдесят градусов и увидела, что незнакомец так и стоит в том же положении, в котором стоял минуту назад. Он смотрел на нее и крутил на пальце связку ключей.
Человек, с мешком на голове, не видел всей этой картины, но все прекрасно слышал. Словно статуя он сидел, не шелохнувшись, вслушиваясь во все, что происходило вокруг него. Атмосфера накалилась до предела и теперь еще откуда-то выползла Марина. И теперь, когда на сцене появляется новый персонаж, у него по спине забегали мурашки. Ее-то он и не ожидал здесь увидеть, а точнее услышать ее голос. «Ты же должна была уехать из города, я же купил тебе билет, и ты должна была уехать из этого сраного города? Что за хрень происходит? Кто этот ублюдок, который собрал нас здесь всех?» Мысли хаосом обрушились на него. В его голове творилось черт знает что, но что он знал точно, то теперь ему живым отсюда будет уйти намного сложнее.
Незнакомец быстрым шагом двинулся к Марине. Она видела, как силуэт, словно в замедленном темпе, двигался на нее. Секунда за секундой время шло медленно, а барабанная дробь в ее голове выстукивала марш. Сердце билось учащенно, дыхание стало прерывистым, ноги словно вросли в пол. Она не могла двигаться. Просто стояла в ступоре и смотрела на него. Смотрела, как он подбирает револьвер, расстегивает куртку и что-то достает из внутреннего кармана. Что-то похожее на патрон. Барабан откидывается в сторону, и он вставляет в него этот самый патрон. Левой рукой захлопывает барабан, а пальцем правой руки взводит курок. Он идет к ней, приставив дуло револьвера к своему виску. Щелк. Щелк. Щелк.
- Да вышиби ты уже себе мозги, ублюдок! – завизжала она, но он уже был рядом с ней и схватил ее за горло, засунув дуло револьвера ей в рот. Металлический привкус в сочетании с кровью, которая текла из разбитого носа, придавала некий специфический вкус, вызывающий позывы к рвоте. Совладав с собой, девушка попыталась что-то сказать, но слова получились не внятными. Разобрать было их не так сложно, только незнакомец даже и не пытался вслушиваться, он смотрел в ее глаза, а палец сдавливал спусковой крючок револьвера, который готов уже был выплюнуть адское пламя, окрасив тем самым дверь ее мозгами.
- Не пытайся обмануть меня тварь, твою жалкую душу, я вижу насквозь! – шепот доносился до ее ушей с потоком ярости, каждое слово было похоже на удар кнута по телу. Теплая струя потекла по ее ногам, она не могла себя сдерживать, страх полностью поработил ее. Вытащив из ее рта ствол, он наклонился и начал нюхать ее волосы. Вдыхать этот аромат страха и отчаяния. Наслаждаться каждой секундой мгновения. – Я чувствую, как тебе страшно. Меня все это очень возбуждает и я готов тебя оттрахать прямо здесь, во все твои шаловливые дырочки. Ты будешь стонать, шваль, извиваться пока не кончишь, а уже потом я спущу тебе прямо в рот, чтобы ты насладилась. Тебя ни кто так еще не трахал, верно?
- Д-да, - дрожащим голосом выдавила она из себя.
- Так-то лучше, а теперь ты пойдешь, упадешь на четвереньки за моим стулом и будешь там стоять, как собака, пока не услышишь, что я дал тебе команду к какому либо действию, поняла?
- Д-да.
- Вот и умница, - прошептал незнакомец, отпустив ее шею. Тяжело дыша неуверенными шагами, девушка пошла в сторону, где находился Сергей. Он не шевелился, голова была опущена. «Он не мог умереть, видимо без сознания», - подумала она. Голос за спиной прозвучал неожиданно:
- Ползком тварь, ползи на четвереньках, как собака! – бросил ей вдогонку незнакомец, толкнув в спину.
Толчок в спину был настолько сильным, что Марина потеряла равновесие и упала. Стиснув зубы от боли и встав на четвереньки, она направилась туда, куда ей приказал ползти незнакомец. Слезы текли по щекам, но девушка старалась не показывать, что плачет. Он шел за ней, насвистывая какую-то мелодию, курок револьвера был все еще на взводе, а палец на спусковом крючке. Когда Марина остановилась там, где ей было приказано, он прошел дальше, погладив ее по волосам, ко второму парню, который сидел не шелохнувшись. Незнакомец встал напротив него, все еще насвистывая себе под нос мелодию.
Парень, с мешком на голове, слышал, как к нему подошел незнакомец, слышал этот свист, эту мелодию. Он начал припоминать, что слышал ее раньше, перед тем, как кто-то ему ударил чем-то по башке, и вот он оказался здесь. Свист начал отдаляться. «Так, вот я выхожу из подъезда, - мысленно представлял свой маршрут парень, - и подхожу к машине. Мне кивает мимо проходящая девушка, я улыбаюсь и подмигиваю ей, а парень в темных очках, в капюшоне сидит на скамейке рядом возле подъезда, в который она заходит. Он сидит и насвистывает эту самую мелодию. Сука! Точно, твою мать, этот утырок меня поджидал, он знал, что я буду выходить из дома один. Я подхожу к машине, достаю из кармана брелок, снимаю с сигнализации, открываю дверь, чувствую резкую боль и дальше темнота. Очухиваюсь здесь. Гадство!» При этой мысли у него разболелась голова и он начал потихоньку трясти ее. И тут до него дошло, когда он уже очухался здесь, этот мужик подошел к нему и шепнул на ухо: «Дорога к неизбежному финалу ведет через горы разлагающихся трупов. Смрад гниющего мяса будет преследовать всю дорогу и если ты способен выдержать, то ты сможешь стоять наравне с Богом». Что он имел в виду, парню было неизвестно, но чувство дежавю не покидало его с того самого момента, когда услышал эту бессмыслицу. Он слышал это не однократно, но от кого вспомнить не мог.
- Алексей? – окликнул Алексея незнакомец откуда-то издалека. Услышав это имя, Марина встрепенулась. - Тебе не кажется, что ты единственный кто сможет выжить и выйти отсюда, живым? Эти никчемные люди, сидящие перед тобой, словно пресмыкающиеся животные, готовые душу продать за свою шкуру, лишь бы она могла еще ходить по этой земле. Ради чего? Ты знаешь, кто они и могу поспорить, тебя тошнит от них. Меня самого выворачивает наизнанку от одной мысли, которая как кол, вбитый в сердце, не дает покоя уже многие годы. Ты не знаешь того, что знаю я. И когда я тебе расскажу все, ты должен будешь сделать выбор. Пощадить или наказать. Что ты выберешь? - Голос как будто звучал везде. Он ходил по кругу комнаты и Алексей это понимал. С каждым, словом злость и презрение в голосе становились все больше. И под конец, он почти срывался на крик.
Алексей слушал его внимательно. И он готов был поклясться чем угодно, что этот голос был ему знаком. Вот только возникала одна проблема, которая, как вампир, впилась Алексею в мозг и мучительной болью отдавала пульсом в висках. Чей это голос? Он не знал. А если быть точнее, то не помнил его. Вслушиваясь в каждое слово незнакомца, Алексей не заметил, как тот подошел к нему. Наклонившись, он смотрел на него, сверля своим взглядом, как будто пытался прочитать мысли. Парень не видел его, но ощущал зловонное дыхание, которое, даже через мешок, била ему в нос. Вонь была невыносимой. Тошнота подступила к горлу, и он тяжело сглотнул. «Что за дерьмо? Еще не хватало захлебнуться собственной рвотой». - Подумал парень. Закрыв глаза, как будто его могло это спасти, Алексей начал вертеть головой.
Несколько секунд прошло, перед тем, как незнакомец сжал голову Алексея между ладонями рук. Парень хотел было вырваться, но силы были не равны и после не скольких попыток он сдался. Незнакомец начал сдавливать голову. Его руки, как тиски, сжимали черепную коробку, словно пытаясь раздавить ее. Выдавить глаза, а за ними и мозг. Алексей застонал. Ему казалось, что сейчас его череп лопнет под давлением, что уже начинает трещать. Но это был лишь плод его воображения. Незнакомец почувствовал как ему больно, и вновь его губы скривились в дьявольской улыбке.
Ослабив давление, он сорвал мешок с головы Алексея. От резкого яркого света, он зажмурился и спустя несколько секунд с трудом открыл глаза. Незнакомец не отводил от него взгляда. Алексей не ожидал увидеть нарисованное лицо и поэтому, когда болезненно проморгавшись, от неожиданности, он вздрогнул. Ему стало по-настоящему страшно. До этого он и не предполагал, как выглядит внешне незнакомец. Да и не пытался даже представить себе его облик. Но это чертовое лицо застало врасплох парня. Нарисованные глаза были полны безумия, а хищная ухмылка полностью смогла бы описать душевное состояние ее обладателя. Улыбка психопата. От незнакомца смердело, словно его гниющая плоть была под одеждой полностью обляпанная червями и личинками. Почему же другие ни чего не почувствовали, это зловоние или все это разыгравшееся воображение? Для него было все слишком затуманено и абсолютно все казалось не понятным или не реальным.
Сергей открыл глаза. Как будто весь мир сошел с ума и плыл перед его взором. Ему показалось, что его желудок хотел вырваться через его горло, наружу опорожнив все свое содержимое. Задержав дыхание, Сергей закрыл глаза и начал считать до десяти. Даже в этой глубокой темноте наедине со своими мыслями ему хотелось блевать. Извергнуть все содержимое желудка. Голова кружилась, словно он только что впервые жизни набухался до такой степени, что не мог связать пару слов и встать на ноги. И все же он пытался приглушить позывы. Ему это давалось слишком тяжело, да и еще этот чертов палец разболелся вновь, с новой силой. Считать до десяти было слишком трудно, парень то и дело сбивался и начинал все сначала. Сглатывая еще один ком, подступивший к горлу, он все-таки решил открыть глаза. Да и головокружение уже было не таким сильным. Веки налились свинцом. Сергею пришлось приложить не много усилий, но он все же победил.
Комната перестала плыть перед глазами, а свет от лампочки, уже не был таким ярким, как ему показалось изначально. Незнакомец стоял возле парня, зажав его голову в руках. Парень стонал. По всей видимости, этот безумец что-то с ним делал, что-то с его головой. Сергею не получалось этого разобрать. Но спустя мгновения незнакомец отшвырнул мешок в сторону. Спина загораживала обзор, и Сергей не мог разглядеть лицо второго заложника.
Марина смотрела на Сергея, но тот не обращал на нее ни какого внимания, его взор был прикован к тем двум. Видел ли он кто сидит перед ним? Ей было не известно. Сердце бешеным тактом колотилось в груди. Девушке казалось, что гробовое молчание нарушает только стук ее сердца.
Незнакомец вытащил кляп, после чего сжал его в кулаке. Алексей хотел было что-то сказать, но незнакомец резким движением поднес палец к его губам. Жест означал для парня, чтобы он заткнулся и не издавал ни единого звука. Слово обрубили на полпути, не дав ему достичь своей цели. Незнакомец выпрямился во весь рост и направился к своему стулу.
Их глаза встретились.
Чтобы не говорил незнакомец, и какие намеки бы он не давал, Сергей не как не мог предположить, что его соседом по несчастью будет именно Алексей.
Для Алексея это не было большим событием, он почти с самого начала знал, кто сидит напротив него. Он видел отчаяние в глазах Сергея. Видел, как ему было страшно. Он чувствовал его боль и был рад этому. Был рад тому, что не ему отрубили палец. Хотя сам был на волоске. Если бы Сергей решился сказать «бинго», то наверняка он сам сидел бы сейчас и мучился от боли. Истекая кровью. «А теперь будет мой черед, и жалеть я ни кого не собираюсь», - подумал Алексей, и на его лице образовалась злорадная ухмылка.
Сергей увидел, как Алексей стал противно ухмыляться. Парень понимал, о чем думает, его теперь когда-то лучший друг, и у него засосало под ложечкой. Каким-то образом незнакомец знал про них абсолютно все. Все их грешки. А если это так, то Сергею стоило теперь опасаться. Ведь у каждого есть скелет в шкафу, а у него он был не один. «Какой же я трус», - думал Сергей, наблюдая, как у Алексея ухмылка превращалась в дьявольскую улыбку.
Незнакомец наблюдал за ними, как они пожирают друг друга глазами. Его забавляло, что не когда лучшие друзья, теперь враги. Игра в кошки мышки началась, а его план потихоньку начинает расправлять крылья. Он улыбался, зная, что Алексей не захочет быть жертвой, и всеми силами будет бороться за свою шкуру, которая так же прогнила насквозь. Но Алексей не подозревает что для него это лишь начало его пути, который приведет его к грандиозному финалу. И когда карты будут раскрытыми, а трусливые псы мертвы, Алексею придется увидеть того кто скрывается под маской. Незнакомец начал потирать руки в предвкушении дальнейших событий.
- Ну что Серега неожиданная встреча, да? – В голосе Алексея чувствовалось двуличность, и Сергей это понимал. Вряд ли их беседа закончится дружественными объятиями. Скорее всего, Алексей уже был готов разорвать его на части. А это сентиментальность словно пыль в глаза была для того чтобы скрыть настоящие планы, которые Алексей прокручивал в голове. И дай волю, он быстро набросится на него и сожрет со всеми потрохами. Если бы чертов безумец опять предложил сделать выбор, то Сергей не моргнул даже глазом. «Если бы время можно было отмотать назад», - мечтательно думал Сергей, улыбаясь Алексею в ответ.
- Угораздило же нас вот так вот вляпаться.
- И не говори. Ты помнишь что-нибудь? Ну, как здесь оказался?
- Нет. Какие-то обрывки и все. Полной картины не получается вспомнить.
- Вот и у меня так же, - соврал Алексей. - Обрубило.
- А кто нас похитил, можешь предположить? – Сергей говорил уверенно, как будто незнакомца не было в комнате.
- Если честно, то я думал, что это ты меня заказал. Особенно когда услышал твой голос. Мне показалось, что ты заодно с тем парнем. А потом тебе, бац, палец отрубило… - Алексей запнулся, посмотрев на лужу крови возле ноги Сергея. Сглотну подступивший к горлу ком, он уже с сочувствием в голосе сказал: - Сожалею, что так вышло. Как кстати рука?
- Болит. Теперь ты понимаешь, что я такая же жертва, как и ты.
- Спасибо что не послушал…
- А это правда? – перебил Алексея Сергей.
- Что именно? – в голосе Сергея зазвучала тревога.
- Не прикидывайся. Я говорю, про тебя и Марину. Ты трахал ее?
- Нет, друг, ты чего? Мы же друзья. – Сергей осекся на незнакомца, тот смотрел на него и демонстративно поднес палец к губам. Секунда и его рука вернулась в обратное положение. Сергей не заметил этого или сделал вид. – Или уже нет?
- Я не знаю, что и сказать. Я запутался. Мне кажется, что доводы этого ублюдка слишком убедительны, - голос Сергея звучал твердо, но чувствовалось, что малейший повод и он сорвется.
- Значит, ты мне не веришь?
- Я же сказал, что не могу полностью поверить тебе! – Сергей перешел на крик. Его некогда басистый голос прозвучал визгливо. Он бросил беглый взгляд в сторону Марины, которая на его глазах превратилась из человека в пресмыкающееся животное. Стоя на четвереньках, она вызывала жалость. Парень почувствовал себя подавленно, а его уверенность исчезла. Его сердце сдавливало, словно оно находилось в тисках. Он больше не улыбался.
Алексей был уверен, что Сергей, теперь точно, сломался полностью и это может оказаться для него хорошим козырем.
- Дружище не раскисай, - Алексей как будто сверкал от радости. Словно он уже не находится в ловушке, а сидит у себя дома и заводит дружескую беседу.
Возникла пауза, которая длилась как будто вечность, а на самом деле не прошло и больше минуты. Незнакомец смотрел на них в предвкушении событий, которые развернутся дальше. Наслаждался каждым мгновением.
Марина стояла возле него, а его рука гладила ей волосы. Наблюдая за ними и вслушиваясь в каждое их слово, она не верила, что они говорят друг с другом искренне. Скорее их диалог были натянут. А после того, как, Сергей мельком посмотрел на нее, так после этого вообще сник.
- Довольно трепа! – крикнул незнакомец. – Я не думаю, что эта чертовая болтовня принесет вам хоть какую-то пользу. Пора делать выбор. И теперь настало очередь Алексея. Ты готов?
Услышав свое имя, Алексей встрепенулся. Посмотрев на незнакомца с какой-то подозрительной радостью смешанной с восхищением, он процедил, сквозь зубы, не переставая улыбаться:
- Всегда готов, - голос прозвучал почти весело.
Алексей бросил взгляд на Марину, а потом перевел его на Сергея. Они оба создавали вид удрученности. Но все же после сказанных Алексеем слов, она смотрела на него с презрением. А Сергей так и сидел с поникшей головой. Создавалось впечатление, что его уже мало заботило, что произойдет дальше.
- Вот это слова победителя. Мне нравится твой настрой. Ты помнишь Дмитрия Дроздова?
- Да, конечно, - без колебаний сказал Алексей. Услышав это имя, Сергей поднял голову и с презрением начал смотреть на незнакомца.
- И ты знаешь, как он умер, верно?
- Да. Я был на его похоронах. Его изуродовали настолько, что даже крышка гроба была закрыта. – В его голосе отчетливо была слышна ярость. Он закрыл глаза.
- А ты знаешь, кто его убил? Кто сжег его заживо?
- Нет, – небольшая пауза. - Хотя я начинаю догадываться.
Алексей открыл глаза. Теперь все становилось на свои места. И каждый кусочек мозаики нашел свое место. «Сергей был единственным человеком, кто видел Дмитрия в последний раз. Но эта чертовая потаскушка, Марина, сделала ему алиби. Сказала легавым, что он в промежуток, когда было совершенно убийство, был дома. Находился рядом с ней. Значит, она так же причастна к смерти Дмитрия. Они видимо это спланировали давно. Твою мать!» - В его голове творился хаос. Мысли цеплялись друг, за друга, создавая последовательность событий. Сергей смотрел на него, а он не мог понять, как ему пришло в голову убить своего друга.
- Почему? Серега скажи мне, зачем?
- Тебе этого не понять, да и если бы ты знал, то все равно был бы далек от этого. Я терял свою работу, понимаешь? Он начал влезать ко мне в жизнь, руша ее. Я просто не мог ему этого позволить. Вся моя жизнь пошла коту под хвост благодаря его упорству. У него было все, чего не было у меня. Шеф видел в нем нового зама, а я бы отправился на его сраное место. Или того хуже. Чтобы ты сделал на моем месте?
- Все что угодно, но только не это. Ты сжег его тварь! Сжег заживо! Если бы я знал к чему все идет…. Ты бы сам сдох, мразь!
Алексей смотрел на Сергея хищным взглядом. Взглядом, которым смотрит хищник на добычу. И если бы не оковы, то он бы не раздумывая, расколотил его голову об пол.
Сергей не смог выдержать тяжелого взгляда Алексея и отвел глаза. Он ждал, когда лезвия вновь опустятся и отрубят ему пальцы. Каждая секунда была для него сложным испытанием. В ожидании мести можно было сойти с ума. А дальше будет смерть. Он посмотрел на Марину. Та бессмысленно смотрела куда-то в пустоту.
- Леха, а знаешь что? – Сергей вновь перевел взгляд на Алексея, который все это время пожирал его глазами. Он не стал дожидаться ответа, а стал продолжать говорить: - Это было не сложно и мне не было его жаль. Каждый день он по кусочку лишал меня моей жизни. Естественный отбор ты же сам понимаешь. Или ты сожрешь…. Или тебя. Я все предусмотрел. Все эти сраные мелочи. Каждый шаг. А знаешь, что он делал в последний момент своей жизни? Молил о пощаде, когда я обливал его бензином. Слезно умолял. Но мне было плевать. Руки не дрожали, когда я бросил в него спичку. Моментально вспыхнул. И я смотрел, как он визжал, катаясь по траве пытаясь сбить пламя. Я чувствовал горящую плоть, этот запах. Это невозможно забыть. Но меня совесть не мучает. Я сделал все, чтобы обеспечить себя нормальными условиями, а не выживать с мизерной зарплатой.
Алексею было противно все это слушать. Но он не стал перебивать Сергея, тем самым дав ему высказаться. Он посмотрел на незнакомца. Тот сидел, сжимая голову в своих руках покачиваясь: взад, вперед. Еле слышно что-то твердя себе под нос. Но спустя минуту, он остановился и перевел взгляд на Сергея. Но голова Сергея была повернута куда-то в сторону, разглядывая мрак. И поэтому ему было невдомек, что на него кто-то смотрел.
- Как ты говоришь, мне нужно сказать, Бинго? – вопрос Алексея был неожиданным для всех. И все трое повернули голову в его сторону.
- Именно так, – сказал незнакомец, поднося правую руку к кнопкам на пульте.
- Бинго!
Три одновременных щелчка пронзили создавшуюся тишину.
Алексей смотрел на вопящего, корчащегося от боли на стуле человека. Смотрел, как струйки крови стекают на пол, дополняя лужицу, которая становилось больше. Смех незнакомца его мало заботил. Он вообще не видел и не слышал ни чего, что происходило вокруг. Его взгляд был прикован только к Сергею.
- Больной ублюдок! - завизжала Марина, не понятно к кому обращаясь. Она не смотрела на Сергея, ее голова была опущена, а руки сжимали уши, чтобы не слышать этот ужас. Но как бы она не сжимала уши, вопль Сергея все равно просачивался сквозь ее пальцы. Она начала кричать, чтобы перебить его крик своим. Незнакомец попытался ее утихомирить, но у него не чего не вышло. Ей было плевать на него. В данный момент ее заботило совершенно другое.
- Молчи дрянь! – не на шутку вспылил незнакомец и схватил ее за волосы. Приподнял ее голову и со всего размаху опустил на пол. Еще раз и еще. Он бил ее головой об пол до тех пор, пока ее лицо не превратилось в кровавое месиво. Кто-то что-то говорил, но его это не интересовало. Он был занят другим делом. Только глухие удары и ее стон, а также чей-то голос, срывавшийся не на крик, а скорее на визг. Комната заливалась какофонией безумия в его ушах.
Сергей сжал кулак, на правой руке, со всей силы. Костяшки на его руке побелели, а ногти впились в кожу. Превозмогая боль, он начал выговаривать слова, которые были обращены к незнакомцу. Тот его не слышал и не останавливался, продолжал колошматить. Марина уже перестала кричать, и была почти в отключке. Только тогда незнакомец остановился и посмотрел Сергею в глаза. Губы парня шевелились, он что-то пытался сказать ему, но он его не слышал. Ярость захлестнула его полностью. Держа Марину за волосы, он левой рукой потянулся и расстегнул молнию на куртке. Рука просочилась вовнутрь и вытащила, видимо из кобуры, револьвер. Он представил дуло к голове девушки и взвел курок. Палец начал сжимать спусковой крючок.
Алексей сидел, словно в трансе. Перед ним происходили какие-то действия, которые его совершенно не волновали. Истошный крик Сергея для него уже не был таким громким, как ему показалось изначально. Выворачивающий наизнанку душу вопль был каким-то тихим и спокойным. Для него было важным насладиться болью, которую испытывал Сергей. А как он вопит, по большему счету отходило на задний план. Даже смех этого чокнутого его не беспокоил настолько, насколько его заботили чувства или может быть долг перед Дмитрием. Для него было важным, чтобы Сергей испытал как можно больше мук. Чтобы он мучился, долго и так сильно, насколько это возможно. И пусть он чувствовал себя такой же мразью, как и незнакомец, который взбесился из-за криков Марины. Ему было плевать, на всех кто находился в этой комнате. И быть может даже на себя самого.
Краем глаза Алексей заметил, как незнакомец начал швырять голову Марины об пол. Какая-то рука словно вырвала его из транса, вернув в реальность. И теперь он видел, что Сергей орал не от боли, а от того что незнакомец делает с Мариной. До Алексея начали доходить срывавшихся, на визг, слова Сергея, который пытался остановить расправу, учиненную над его девушкой. Парень заметил, когда незнакомец приподнял вновь девушку, ее лицо, которое превратилось в сплошное месиво из крови и кусочек беленьких косточек, проглядывающих из разорванного носа. Она уже не издавала каких-то связных слов или полноценных звуков. Она просто потихоньку стонала, и казалось, что вот сейчас она отключится от этого дерьмового мира и уйдет в мир грез, где больше не будет испытывать боль и унижения.
На глазах Алексея незнакомец достал револьвер и поднес его к виску Марины. Вот он взводит курок, а палец начинает сдавливать спусковой крючок. Почти все время он смотрит на Сергея, который охрипшим от крика голосом пытается убедить незнакомца отпустить Марину.
- Отпусти ее, прошу тебя! – хрипящим голосом, уже в который раз, проговорил Сергей.
Незнакомец молчал и просто смотрел Сергею в глаза. Он держал за волосы Марину и был готов уже вышибить ей мозги. Палец начал слегка подергиваться, и любое промедление могло закончиться для девушки – валяющимися, вперемешку с кровью, мозгами на полу. Сергей понимал все прекрасно, что еще немного и все может произойти в любую секунду. Попытки достучаться до незнакомца не приводили, к каким либо действиям. Он все также держал Марину под дулом, а палец уже вовсю сдавливал спусковой крючок.
- Убей меня, - с неуверенностью в голосе промямлил Сергей. – Отпусти ее, убей меня.
В голове у Сергея творилось черт знает что. За последний час произошло слишком много событий, которые привели именно к такому финалу. Парень догадывался, что ему уже не выбраться отсюда живым. Да и какая разница теперь, когда твоя жизнь не ценнее жизни другого человека. Остается только закрыть глаза и отправится прямиком в Ад. Ведь там для него уже приготовлено место, которое дожидается его уже слишком долго.
Незнакомец отшвырнул Марину, без особых усилий, в сторону. Переложив в другую руку револьвер, он подошел к Сергею, который видимо уже смерился со своей участью.
Сергей смотрел на то, как незнакомец подходит к нему и наставляет дуло револьвера ему в лицо.
Как утверждают многие, кто сталкивался на пороге со смертью: «Вся твоя жизнь за секунду пролетает перед глазами. И тебе удастся посмотреть все, что ты смог сделать хорошего за отведенный тебе отрезок времени».
Вся жизнь Сергея была сплошным дерьмом. И даже для этих ничтожных мгновений в его голове не было места. Все что он мог представить себе так это как: корчащий от боли человек, издающий неестественно истошный вопль, катается по земле и пытается затушить пламя, которое обхватило его, сжигая плоть. И этот вопль преследовал его всю оставшуюся жизнь. И будет преследовать его там, куда он попадет после смерти. «Лишь бы Марина была жива». - В его голове успела промелькнуть одна мысль, после чего оглушительный хлопок прервал его существования.
Пуля вылетела из дула и размозжила ему нос, попутно превратив в вонючее месиво его мозги. Вылетев из затылка, раскурочив череп, она оставила там огромную сквозную рану, захватив с собой ошметки остаточного мозгового фарша, и полетела дальше.
Марина еще была в сознании, когда ее как тряпичную куклу, отбросили в сторону. Что произошло, и почему незнакомец не выстрелил, она не понимала. На ее глазах он начал подходить к Сергею и наставил на него револьвер. Только сейчас мозг начал издавать импульсы, которые как иголки впивались в него. «Он сейчас убьет его», - подумала она.
- Нет, пожалуйста, нет! – губы еле шевелились, и было не очень понятно, говорит она вслух или просто шевелит губами. Веки тяжелым грузом начали смыкаться, закрывая ей глаза. И последнее что она смогла увидеть – это яркая вспышка. А дальше была тьма.
Где-то там в другом мире, чей-то знакомый голос пытался докричаться до нее. Но она блуждала в глубоком мраке и не обращала внимание на то, что ей пытался донести этот голос. Куда она шла? Ей было неизвестно, но девушка прекрасно знала дорогу и ориентировалась в темноте очень хорошо.
Изредка мелькали картинки, словно где-то начинал работать кинескоп и фрагменты диафильма появлялись в разных местах. То тут, то там. В этих картинках она рассмотрела себя и многих других знакомых ей людей. Это была ее жизнь, которую она прожила. В одной картинке было можно разглядеть какой-то праздник, в кругу семьи, наверное, день рождения. В другой как она получает диплом. Во всех этих картинках было что-то хорошее, что-то, что согревало ей душу в трудную минуту.
Но одна картинка отличалась от всех других. У нее были обожженные концы, и изображение на ней, очень напугало Марину. И тут вокруг нее начали вспыхивать, как спичка, все картинки. Все кроме одной. Картинки горели, искажая изображения на них, превращая в страшных уродцев с деформированными телами и лицами. Девушка упала на колени и закрыла ладонями глаза. Но и так она не могла избавиться от этих уродцев, которые протягивали свои щупальца, чтобы вцепиться ей в мозг. Они словно все так же были перед глазами, только теперь в ее голове. Ей от них не избавиться, она прекрасно это понимала и опустила руки, открыв глаза.
Теперь на картинках больше не было тех знакомых ей людей. Оттуда смотрели уродцы. На них не было одето привычной повседневной одежды. Нет, их тела были изуродованными. У кого-то была вскрыта грудная клетка, и органы были выставлены словно на показ. А кто-то сдерживал свои кишки, пытаясь затолкать их обратно. У каждого, так сказать человека, было что-то свое, какое-то особенное увечье. На их лицах не было больше улыбок, на них была одна сплошная ненависть и ярость, вперемешку с безумием. Но что их объединяло, так это изогнутые, под разными углами, тела и головы. Все до одного впились в нее своими выпученными глазами, которые словно пытались вырваться из орбит. Эти безумные глаза раздевали ее. Невидимые руки срывали с нее одежду. Нет, не срывали, они рвали ее на ней, пока она не стала стоять перед ними абсолютно голой. Чья-то рука толкнула ее и она упала. Пронзительный хохот, сотен искаженных людей, разорвали тишину какофонией безумия.
Они ржали над ней, оскалив свои, неестественно для человека, большие зубы. Каждый выродок тыкал в нее пальцем, а кто-то просто хлопал в ладоши, пока она лежала, на невидимом для глаз, полу. Ей стало трудно дышать. Нечто придавило ее к полу, не давая возможности не то, что подняться, даже просто пошевелиться. С неимоверным усилием она смогла приподнять голову. И увидела, что перед ее глазами была та самая картинка, которая напугала ее.
На ней было изображена какая-то комната, а в ней два человека. Один был похож на Сергея, а второй на того самого маньяка который похитил ее. Маньяк стоял, наставив револьвер Сергею в лицо, который сидел на стуле и был прикован к нему. На его лице, не было ни каких эмоций. Он просто сидел и смотрел прямо перед собой. Смотрел на наставленный, на него револьвер.
Секунда и картинка изменилась.
Теперь там был изображен только один Сергей. Он все так же сидел на стуле, только его голова была откинута назад, а из затылка стекала кровь вперемешку с мозгами и небольшими кусочками черепа.
Еще секунда и на картинке был изображен только один сплошной черный квадрат.
Марина поняла, что случилось там, в том мире. Сергей был мертв, а она блуждала не понятно где. Может быть, она тоже была мертва? Скорее всего, нет. Это было бы слишком просто.
Безумного хохота больше не было, как и картинок. Вмиг все пропало, и ее вновь окружала сплошная темнота. Вдруг, она вновь услышала, знакомый ей голос, который окликнул ее. «Марина», - донеслось до нее. Теперь он звучал четче, и можно было разобрать слова, которые он произносил. Вновь раздался он и начал повторять снова и снова одну и ту же фразу: «Марина, очнись! Марина, очнись!»
Марина очнулась на полу. Ее тело дрожало от холода, а лицо ныло от боли. Приподняв голову, она посмотрела туда, где сидел Сергей. Глаза были опухшими, от сплошного синяка, поэтому ей было трудно что-то разглядеть.
Алексей увидел, как Марина пытается подняться. Не проронив больше ни слова, он наблюдал за каждым ее движением. И когда она уже уверенно стояла на ногах, он облегченно выдохнул.
- Я уже думал, что ты мертва, - пробормотал он.
Девушка не отреагировала на его слова. Ей было плевать на него, в данный момент ее заботило совершенно другое. Разглядев Сергея, ее последняя надежда была просто на всего растоптана. Он был мертв, и она в этом убедилась теперь окончательно. Слез не было, лишь приглушенный протяжный стон вырвался из ее груди. Отвернув голову от его изуродованного лица, она обратила внимание на столик, на котором лежали ключи и револьвер, курок которого был взведен.
Алексей проследил за ее взглядом.
- Послушай Мариночка. - Голос его звучал слишком визгливо. - Я не уверен, что сейчас время извиняться. Но я хочу все-таки извиниться за то, что я сделал с Сергеем. Надо мной просто взяла вверх месть. Я даже и не думал причинять ему боль. Это все этот мудак, который сбежал отсюда, как только застрелил Сергея. Я не знаю. Он просто оставил ключи и ствол.… А потом ушел. Он ушел. Ты понимаешь это? – Марина все также смотрела на содержимое столика и молчала. – Он испугался. Или дал нам шанс выбраться отсюда. Быть может, мы победили? Выиграли свободу в его игре. Ну что ты молчишь? Марина? Что ты молчишь? А?
Марина посмотрела на него отрешенным взглядом, а ее рука потянулась за револьвером. Взвесив его, она подумала: «Теперь он кажется слишком тяжелым, не то, что был раньше». Алексей что-то ей пытался сказать или он кричал, для нее это было не столь важно. Его слова были пустым звуком, и она не обращала на них внимание.
Секундой позже она уже держала револьвер возле своего виска.
Палец сдавливал спусковой крючок.
Алексей дергался из-за всех сил пытаясь остановить ее.
Она его не слышала.
Все ее мысли были там, в другом мире, где ждал ее Сергей.
Алексей кричал, но было слишком поздно.
Палец полностью сдавил спусковой крючок.
Бах….
Теперь револьвер сработал. Больше не было этого предательского щелчка….
Больше не было боли….
Больше не было мучений….
Наступила свобода…..
А дальше только тьма.



ПРОЧИТАЛ? - ОСТАВЬ КОММЕНТАРИИ! - (0)
Отправить жалобу администрации

> 1 <

Пока комментариев нет

> 1 <

Комментарий:

CAPTCHA

Автор : wins2k



Добавить в закладки Рейтинг:
10 Рейтинговых стихов
ТОП Рейтинговых стихов
Комментарии: (0)

Советуем прочитать:


Rambler's Top100