Добавь приложение вконтакте Я поэт 24 часа

Зарабатывай на материалах по школьной литературе


Если ты предашь...
Полуфилософский рассказ-притча о любви

<
Дата: 2008-10-20 21:40 Просмотров 2182
Рейтинг произведения 0,00
Одобряю Не одобряю

Если ты предашь...

«Волкам» посвящается…

И тогда себя возненавидишь ты,
Лишь осознав, кого ты потеряла...

Она спала неспокойно. Кошмары сменяли один другой, перемежевываясь с воспоминаниями. Когда большая стрелка часов медленно сползла с отметки «три», она вздрогнула и проснулась. По щекам текли слезы.
Алина присела на кровати, задумчиво окинув привыкшим к темноте взглядом комнату. На светлых стенах выделялись черные прямоугольники плакатов. Сквозь закрытые шторы в комнату нескромно заглядывал свет фонарей. Ночную тишину нарушали лишь частые удары сердца и гулкий ход часовой стрелки. Родители девушки на два дня уехали на дачу, но в квартире чувствовалось чье-то незримое присутствие. Впрочем, к подобным ощущениям она привыкла. Последние полгода они часто посещали ее бессонными ночами. Родители были уверены, что психика девушки расшаталась из-за чрезмерных нагрузок в учебном заведении, но Алина прекрасно знала, насколько они ошибались. Впрочем, переубеждать их она не имела желания.
Сон бы уже не пришел, она знала это. Включенный свет развеял страхи и иллюзии, но не дал желаемого успокоения. Алина направилась на кухню, чтобы сделать крепкий кофе. Она заметила лежавший на столе раскрытый фотоальбом. Девушка подошла, чтобы убрать его, но ее взгляд задержался на одной из фотографий. Губы дрогнули, она прикрыла лицо рукой.
Карточка изображала красивого молодого человека в кожаном плаще, верхом на сверкающем в лучах солнца мотоцикле в окружении осенней листвы. Светло-русые волосы были собраны в хвост на затылке. Улыбка юноши излучала непоколебимую жажду жизни и любовь к окружающему миру...

В компанию байкеров их привел однокурсник. Они были братьями-двойняшками – весельчак Сашка и мечтатель Игорь. Первый легко влился в коллектив, а вот второй... Его не всегда понимали новоприобретенные друзья. Вначале его недолюбливали. Но мирились... Главным образом из-за его брата. А вскоре привыкли и бывшую «великолепную семерку» уже не могли представить без рослого крепыша-шатена в сверкающем цепями и пряжками кожаном жилете и его странного брата в плаще.
Эти девятеро славились на загородных автомагистралях. Их «легконогие» стальные кони нередко вызывали приступы зависти у молодых богачей, любивших поездить на новеньких «Харлеях», чтоб потом хвастать перед дружками своей крутостью... А им ничего этого не надо было... Лишь рев моторов, ветер в лицо и... свобода! Раз вкусивший ее никогда не поймет тех чудаков, которые, запершись в футляры в клетках-офисах, смеют называть себя свободными...
Нередко в теплые дни собирались вместе и уезжали на несколько дней за город с ночевкой. Останавливались на какой-то полянке, разжигали костер, девушки – Вера, Катя и Алина ¬– занимались стряпней, мальчишки-затейники делали эти дни незабываемыми. Игорь играл на гитаре, Сашка пел, Севка рассказывал веселые истории, а остальные ребята – Славик, Жека и Андрей ¬– делились разными новостями. И им было хорошо вместе, и, казалось, ничто не может разрушить ту светлую, идиллическую дружбу, царившую между ними...
Именно в один из таких теплых осенних вечеров Алина впервые обратила внимание на Игоря. Первое время он казался ей скучным тихоней, не умеющим выражать и отстаивать свою точку зрения, но тот летний вечер полностью перевернул ее представление о нем.
Жека рассказывал всем о каком-то новом молодежном течении, отличавшимся мрачностью и депрессивностью. Игорь поначалу внимательно слушал, задумчиво перебирая пальцами струны, но внезапно резко вскинул голову. Стальные глаза странно полыхнули, отражая пламя костра. Он тихо произнес без злобы в голосе:
– Я б на твоем месте не осуждал то, чего не знаю наверняка.
Парень смолк, словно ему в лицо брызнули стакан воды. Он глубоко вздохнул, раскраснелся, пригладил рукой рыжие кудри и выпалил долгую тираду по поводу осмеиваемого течения, несколько раз кольнув Игоря догадками по поводу его принадлежности к «этим могильщикам». Севка тихонько ухмыльнулся: «Жека в гневе страшен».
Но «тихоня» ко всеобщему изумлению принял бой и стоял на своем до последнего, ловко парируя и атакуя аргументами. Но переубедить байкера, славившегося своим упрямством, ему не удалось, и Игорь, посчитав правильным отступить, погасил разгоревшийся спор странной фразой: «Ну, да, конечно. Волков нужно отстреливать...» Смысл ее был понятен только ему, да, впрочем, он мало кого интересовал.
Тем не менее, после того случая Игоря зауважали. Нередко его мнение шло вразрез с мнением остальных, но оно тоже учитывалось, ибо зачастую оказывалось самым правильным в решении некоторых вопросов. Так как юноша очень любил в подобных ситуациях повторять ту странную фразу, друзья прозвали его Волком.
Алина – темноволосая стройная красавица с огромными черными глазами – сразу привлекла внимание Игоря. Какое-то время он не осмеливался подойти к ней, но однажды все-таки нашел в себе силы заговорить. Они учились в одном учебном заведении, но на разных курсах – Волк экстерном пошел на второй. Он подошел к ней перед сдачей сессии, слово за слово – и назад они шли уже вдвоем.
У них оказалось много общего, Алина распознала в Игоре приятного и интересного собеседника, хоть и не всегда то, что он говорил, было понятно ей. Они стали встречаться, проводить вместе больше времени, и постепенно нежная дружба переросла в чистое, высокое чувство, поглотившее их полностью. В компании над новоиспеченными Ромео и Джульеттой подшучивали, но не со зла.

Был ясный весенний день из тех, когда земля, сбросив тяжелую снежную шубу, вдыхает полной грудью свежий воздух, а ласковые лучи солнца наливают ее новой жизнью. Дыхание весны касалось и скривившихся черных деревьев – мрачных памятников унынию и зиме.
В такую погоду хорошо было бродить по парку и размышлять о бренном, вспоминать прошлое и мечтать о будущем. Была пятница, лекции в, и студенты – группками и парами – высыпали в парк напротив. Байкеры отправились за город, и лишь Игорь под предлогом поломки мотоцикла и Алина, не стремившаяся что-либо пояснять, скрылись среди колонн деревьев старого парка. Волк приобнял девушку за талию, они тихо о чем-то беседовали. Внезапно он произнес, совершенно отойдя от темы разговора: «Знаешь... Если меня предадут друзья, мне будет неприятно... Если предаст брат, будет обидно, но что ж, переживу... Но если меня предашь ты... – тут он сделал паузу, задумчиво поглядел на нее. – Если меня предашь ты, мне будет очень больно». Алина ответила ему нежной улыбкой и заверила, что никогда не предаст.

Если б кто-то мог прочитать мысли Сашки, то был бы поражен царившими там обидой и завистью. Игорь самый умный, Игорь самый добрый, Игорю потакают, Игорь заслуживает новый мотоцикл... Всегда и везде Игорь... Что ж. Младший на пару минут брат мирился с этим, к тому же Игорь хорошо к нему относился, покрывал перед родителями, писал за него контрольные... Но одного Сашка не мог простить брату... Алину...
Он влюбился в нее с первого взгляда и не мог спокойно наблюдать, как эта Мечта нежно улыбается не ему. Однако, если б перед ним появился коварный Злодей и предложил свое содействие в гибели Игоря, Сашка ни за что не дал бы согласия. Все же они были родными братьями... По той же причине он не стремился отбить Алину, продолжая мечтать о ней тайно.

Осень принесла новое настроение в компанию. В Веры сломался мотоцикл, Игорь погрузился с головой в учебу, дабы избежать отчисления, уже отчисленный Севка продал «коня» и последовал примеру Волка... Все реже собирались, реже выезжали на природу и не всегда все вместе.
Алина не находила себе места от обиды. Их свидания с Игорем сократились едва ли не до раза в неделю-две, он все время был каким-то расстроенным и углубленным в себя. Девушка совершенно отказывалась понимать, что на грань отчисления юноша попал главным образом благодаря ей.
После очередной непродолжительной встречи во время перерыва между парами Алина медленно поднималась на третий этаж. Она была обижена, озлоблена... Внезапная мысль осенила ее, когда на глаза попался спускавшийся по ступеням в компании однокурсников Сашка. Мысль о мести...
После пар она решительно подошла к третьей группе, где учился юноша. Очаровательно улыбаясь, и невинно хлопая пушистыми ресницами, она произнесла:
– Сань, ты не мог бы меня провести домой? У нас очень плохой район, а Игорь, как всегда, занят...
Молодой человек просиял от счастья. Неужели сбылась его мечта? Неужто Алина все-таки поняла, насколько Волк не достоин ее, и насколько в самом деле он, Саша, лучше?
По дороге они много говорили... О жизни, об учебе, о мотоциклах, о музыке... Уже почти под подъездом дома Алина призналась:
– Сашенька, ты такой хороший... Не можешь меня и завтра проводить?
– С удовольствием! – просиял юноша, но вдруг, вспомнив что-то, изменился в лице. – А как же Игорь?
– Ну, Игорь... Игорь же весь из себя занятый теперь стал, ему не до меня...
Это не была любовь... И Алина это знала. Легкое увлечение, игра, но не более того. Симпатия, разумеется, имела место... Но ни в коем случае не любовь...
Они встречались, бродили вместе по парку, о чем-то смеялись, обнимались и целовались. При чем, абсолютно не смущаясь взглядов посторонних... Сашка не стеснялся своих чувств, а Алина... Алина делала это умышленно. Единственно, чего она добивалась, – как можно больнее ранить Игоря.
Скоро... Скоро о парочке зашептался весь университет. Игоря, как брошенного, встречали и проводили сочувствующими взглядами и вздохами, что доводило его до бешенства, хотя юноша крепко держал себя в руках. Он не отвечал на вопросы и всячески делал вид, что его это не касается. Хотя, несколько раз все-таки чуть не затеял драку с особо досаждающими однокурсниками.

Между парами был перерыв в два часа. Студенты группками высыпали в укутанный золотым покрывалом парк. Кто-то бродил по осенним аллеям, кто-то стоял в кружке и курил, кто-то сидел на лавочке и готовился к следующим парам, кто-то стоял в очереди в киоск за пивом.
Сашка с Алиной вышли на улицу вместе с однокурсниками, но потихоньку отделились от них и ушли вглубь парка, где никто их не мог видеть. Юноша обнял девушку, их уста слились в страстном поцелуе...
Он вышел из-за поворота внезапно... Казалось, он никак не мог там оказаться, но все же, он вышел на дорогу... И увидел их...
– Игорь? – Сашка растерянно выпустил девушку из объятий. – Ты что здесь делаешь?
– Да ничего, гуляю, – невозмутимо пожал плечами его брат, однако, что-то странное мелькнуло в его стальных глазах. Сухо продолжил: – Однако я вам помешал. Глубоко извиняюсь.
Игорь прошел, перекрестив руки не груди, не удостоив Алину и взглядом. Он сразу же разгадал ее, как только учебное заведение потрясло известие о новом романе, и ощутил что-то сродни презрению. Хоть и осознавал, что не имеет права осуждать ее, но не находил в себе сил простить...

Это были одни из последних теплых дней осени. Компания байкеров собралась за городом по своей традиции. Ради этой встречи Севка взял напрокат мотоцикл, а Игорь отложил реферат по физике.
Все сидели вокруг костра, как это было всегда, но чувствовались кое-какие перемены в настроение. В непонятное уныние впал Сева. Молчали мальчишки. Игорь наигрывал на гитаре какой-то до боли тоскливый мотив. Не могла не бросится в глаза его сухость по отношению к Алине. Сашка пробовал что-то рассказывать. Девчонки пытались поддерживать разговор, но все равно возвращались к тяжелому молчанию.
Внезапно мотив оборвался. Взревели струны, и Игорь запел. Красивый мягкий баритон пел что-то о высоких мечтах и воплощениях их в жизнь. Когда песня окончилась, Жека задумчиво пригладил рыжие кудри.
– Что-то не могу сообразить, чья песня. Вроде, и знакомое что-то, а не вспомню.
– Это Игорь написал, – промолвил Сашка. – Я несколько раз исполнял, но у него лучше получается.
– Прям уж, лучше, – немного смутившись ответил Волк, вновь затягивая какой-то тоскливый мотив. На город, там, вдалеке, медленно надвигались черные крылья ночи.

Днем выехали на дорогу. Рев моторов развеял царившее в компании уныние, через время друзья уже весело перекрикивались.
Алина с Сашкой съехали на обочину и громко смеялись над рассказываемой Катей историей. Вскоре к ним присоединились Андрей и Севка, который ругал на чем свет стоял мотоцикл из проката. Где-то недалеко наматывали круги Игорь с Жекой.
Вечерело. На трассе стало как-то особенно тихо. Лишь редкие автомобили и мотоциклы нарушали тишину. Друзья собрались вместе, чтоб решить, где провести эту ночь. Внезапно пронзительный вопль разрезал тишь. Он доносился со стороны заброшенного кладбища.
Байкеры разом смолкли и тревожно переглянулись. Крик повторился. Никто ничего не успел предположить – взревел мотор «Хонды», и в лучах заходящего солнца мелькнул черный кожаный плащ. Друзья повторно переглянулись и поспешили за ним.
Старое кладбище, расположенное у дороги, давно уже пользовалось дурной славой. За могилами давно не ухаживали, и лишь бездомные пьяницы и маньяки находили среди них пристанище.
Мотоцикл с надежно прикрепленной к багажнику гитарой стоял у края дороги. Ребята оставили своих «коней» подле него и бегом бросились к ограждению кладбища. Странная тревога охватила всех.
Глазам друзей предстала странная картина. За надгробной плитой пряталась рыдающая девчонка, кутавшаяся в обрывки одежды. По земле катался клубок из нескольких тел. Разобрать, кто есть кто, было невозможно, как и разнять дравшихся. Жека – единственный обладатель сотового телефона – сразу же вызвал милицию и скорую помощь.
Крик был негромким, более походил на стон. От клубка отделился крепкий мужчина с окровавленным охотничьим ножом в руке. Он замер, угрюмо глядя на ошарашенных подростков. Скоро к нему присоединился второй, пробормотав: «Беден, как церковная мышь».
Всех участников драмы охватило зловещее оцепенение. Тишину нарушали лишь всхлипывания перепуганной девушки. Двое переглянулись и бросились к оставленным друзьями мотоциклам, но молодые люди устремились за ними. Навалившись гурьбой, они обезвредили противников и сдали сразу же вовремя подоспевшей милиции. Девушки остались на месте.
При виде мертвого тела, истекающего кровью, Вера потеряла сознание и упала на руки оставшегося с ними побледневшего Сашки. Катя перекрестилась, уста ее бессознательно шептали слова молитвы.
Алина медленно, не очень понимая, что произошло, подошла к лежавшему на земле телу Игоря и опустилась на колени. Его застывшие опустевшие глаза выражали решимость и гордость. Она бережно прикрыла веками их сталь. Ее лицо выражало какое-то страшное, мертвенное спокойствие. С уст слетело одно слово: «Игорь...»
Словно рухнул мир... Погасло солнце... Она осознавала, что его не стало, но отказывалась с эти мириться. Лихорадочно нащупывая пульс на руке, она верила более, что просто не может найти его, чем в то, что это сердце больше не бьется... Даже чудовищная рана на груди не могла убедить ее в этом. Она обняла его и разрыдалась.
Все происходило, как в тумане. Кто-то взял ее за плечи, отвел в сторону, какие-то люди в белом (она не могла понять, откуда они взялись) окружили Игоря... Дальше был немой мрак.

Алина сидела на кухне, не отводя глаз от красивой улыбки с фотокарточки. Казалось, вот он, здесь, рядом. Казалось, стоит набрать номер телефона, и его мягкий баритон ответит в трубку: «Алло!» Но нет...
Не смотря на все заверения друзей, Алина чувствовала именно себя виновной в смерти Игоря. Она знала, зачем он это сделал... Он вовсе не думал умирать... Он просто хотел показать ей, от чего она отказалась, чего лишилась...
Закипел чайник. Девушка наполнила чашку водой, и кухню заполнил аромат растворимого кофе. Да, прошло уже полгода... Так много... И вместе с тем так мало... Друзья продолжали собираться вместе, выезжать за город, но так не хватало гитары и песен... Сашку после смерти брата словно подменили. Он стал очень угрюмым и молчаливым. Возможно, его тоже не покидало чувство вины.

Утром Алина отправилась на кладбище. Она держала в руках четыре белые розы – его любимые цветы. На надгробной плите висела фотокарточка с сияющей улыбкой, а под ней выбита фраза: «Волков нужно отстреливать».
Он любил повторять ее при жизни. Когда-то Игорь рассказывал Алине об охоте на волков, о том, как собаки набрасываются на себе подобного за то, что он сильнее их, и разрывают на части. Он еще добавлял: «Добродушный охотник нажмет на курок, чтоб оборвать муки зверя». Но тогда Алина не обращала внимания на его слова, наслаждаясь красивым мягким голосом. И только теперь она осознала их. Прочувствовала. Но поздно... Боль сжала сердце.
Алина шла домой низко опустив голову. Навстречу ей брели двое. Он и она... Она что-то говорил, а она отвлеченно рассматривала витрины магазинов. Девушка проводила их взглядом. Почему-то ей показалось, что она знает, чем закончится их история...

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (11)




ПРОЧИТАЛ? - ОСТАВЬ КОММЕНТАРИИ! - (2)
Отправить жалобу администрации

> 1 <

1.   Разместил -Tenebra-Phoenicis-   2008-10-23 16:51    

Более редко используемый антураж для рассказа этой тематики... и написано неплохо.

2.   Разместил Беримира   2009-04-08 14:37    

меня аж пробило... хотя на самом деле я бревно...

> 1 <

Комментарий:

CAPTCHA

10 Рейтинговых стихов
ТОП Рейтинговых стихов
Комментарии: (2)


Rambler's Top100